АРХИВ НОМЕРОВ
     
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 2021 22 23 24 25
26 27 28 29 30    


Последние комментарии

Все правильно! И Совет депутатов, и главы, все(за редким исключением) подбирались лично Сусликовым на...
для новости: Защита обвинением
командир тк-208 тоже оренбуржец гордитесь земляки....
Все уезжают с города )) я уже три года там не живу и родственники продают квартиры и едут в Москву! Работать...
ой артём приветик мне нравиться как вы поёте ваще клас!!!...
Ответ для kati and им подобных. Ваш г.Сусликов сам обос..ся со всех сторон, а теперь ищет виноватых,...

Картошка зноя не выносит

10.08.2011

Осенью прошлого года возникла паника: в стране неурожай картофеля и гречихи. Тревожил больше именно "второй хлеб", но и выросшие прямо на глазах цены на крупу заставили народ понервничать. На подходе - новый урожай. Мы решили заглянуть немного вперед.
Покупатель выбирает "романо"

Картофельное поле разделено ровно пополам невидимой границей: левая часть - ровная, темно-зеленая, а правая еще радует глаз белым картофельным цветом.
- Та, что с цветом, - это сорт "романо", более поздняя, но и урожайность у нее повыше, - объясняет разницу агроном-овощевод ООО "Агрофирма "Краснохолмская" Александр Жолобов. - А та, что уже отцвела, - раннеспелая "каратоп". Из местных "невский" есть, но его совсем немного осталось. В основном на эти два сорта перешли - голландский и немецкий. Один - потому что ранний, а второй... Покупатель разборчивый: желает, чтобы картошка сверху красная была, а внутри - белая. "Романо" по всем этим показателям подходит.
Внешне "второй хлеб" выглядит очень даже бодро: крепкая и вопреки нещадному июльскому солнцу насыщенно-зеленого цвета ботва. Сколько ни пытались, но даже намека на колорадского жука нигде не нашли.
- По жуку уже третий год тенденция на спад идет, - констатирует Александр Васильевич. - Но у нас его практически и не бывает. Во время посадки картофеля мы одновременно вносим в почву инсектицид. Сразу снимается проблема и по колорадскому жуку, в начальный период - до цветения, и по заболеваниям, которые всегда на семенном материале присутствуют.
Картофель, по словам агронома, и в прошлом году хорошо цвел, и ботва хорошая была, влаги хватало. Но клубнеобразование при этом практически не шло.
- Оптимальная для картофеля температура - 20 градусов. А после 27 рост клубня фактически прекращается. Что говорить, если в прошлом году температура на почве до 50 - 60 градусов доходила. Внешне гребень влажный, а руку в него засунешь - как в кастрюле, так и сварилась. Этот июль тоже погодой не радовал. Но все равно примерно 300 центнеров с гектара получить планируем. Уже около двухсот точно есть, - рассуждает Александр Жолобов и в подтверждение сказанному выкапывает один из кустиков "каратоп" и выбирает из земли больше десятка картофелин среднего размера. - Еще пара недель - и можно копать.
В прошлом году в хозяйстве получили только 110 центнеров с гектара. Но на общем фоне этот результат выглядит очень неплохо: в большинстве районов урожайность картофеля была в два раза ниже, а в некоторых не дотягивала даже до 30.
Садоводы и дачники всю область прокормят?
В целом в 2010 году, по информации министерства экономического развития, промышленной политики и торговли области, объем валового сбора картофеля составил лишь 119,7 тысячи тонн, или 41 процент к урожаю-2009. Поэтому свой "второй хлеб" в Оренбуржье закончился очень быстро и уже зимой в область повезли его из других регионов и стран: Ижевска, Самары, Екатеринбурга, Белоруссии, Голландии, Объединенных Арабских Эмиратов. Но бесспорным лидером и по завезенным объемам, и по невысокой цене была, конечно, картошка пакистанская. Так и дожили до нового урожая, но пока в основном краснодарского, астраханского и волгоградского. Появляется уже и местный ранний картофель, но преимущество его пока разве что в происхождении (по цене тот же соль-илецкий в 2 - 3 раза дороже привозного).
Похоже, явление это временное, ибо урожай "второго хлеба" в Оренбуржье в этом году прогнозируют внушительный: по подсчетам того же местного минсельхоза, область должна собрать 277,9 тысячи тонн при средней урожайности 140 центнеров с гектара.
- В июле неблагоприятная, я бы даже сказал, тяжелая ситуация для картофеля складывалась в центре области, - констатирует заместитель министра сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности Виктор Попов. - На западе и северо-западе же более приемлемые погодные условия, потому мы считаем, что картофеля в этом году будет достаточно и прошлогодняя ситуация не повторится.
Итак, без своего "второго хлеба", похоже, в этом году мы не останемся. Причем поставлять его на рынки в основном будут садоводы-любители. Ведь, по данным оренбургского минсельхоза, из почти двадцати тысяч гектаров картофеля, посаженного в этом году, 18,5 приходится именно на долю населения. Увы, сельхозорганизаций, занимающихся картофелем, в области наберется едва ли несколько десятков.
- На мой взгляд, ситуация, когда основной производитель - население, ненормальна, но вполне объяснима, - полагает Александр Жолобов. - Без полива в Оренбуржье хороший урожай картофеля разве что в отдельных районах получить можно, но не при прошлогодней засухе. Все упирается именно в полив - в дороговизну системы орошения и воды. Для примера: некоторые приобретают катушечные поливалки, которые еще несколько лет назад стоили 35 тысяч долларов. Ну кто такое потянет? Невыгодно это для хозяйств.
Свои пять полей картофеля на площади 285 гектаров агрофирма орошает с помощью "Фрегатов" - систем, созданных еще в 80-е годы прошлого столетия.
- Вот те, у кого еще с прошлых времен что-то осталось, немного картофелем занимаются, - рассуждает Александр Васильевич. - Но и они не вечны. А для того чтобы, например, отреставрировать один километр трубы на "Фрегате", нужно 5 - 6 миллионов рублей. Производством картофеля бесспорно надо заниматься, но без поддержки государства это фактически невозможно.
Гречихи в Оренбуржье посеяли меньше
Второй нарушитель народного спокойствия прошлого года - гречневая крупа. Пожалуй, ни на одном другом продукте так ясно не отразилась всеобщая истерия: в начале осени она буквально сметалась с прилавков, вопреки растущим ценам. Правда, когда все несколько поутихло, тот же самый народ честно признался, что гречка все-таки не картофель, то есть не основной продукт питания. Да, к ней привыкли, но без нее можно прожить. Для сравнения: по данным оренбургского минэкономразвития, в розничной сети ежегодно реализуется 210 - 220 тысяч тонн картофеля и только 27 - 28 тысяч - гречневой крупы. Примерно то же подтверждают и продавцы на оренбургских рынках: последние полгода крупу главным образом берут те, кому по состоянию здоровья она необходима.
И все же факт остается фактом: в 2010 году засуха ударила и по гречихе. Общий урожай по стране тогда составил 350 тысяч тонн. Оренбургские же аграрии получили чуть больше 42 тысяч тонн при средней урожайности 1,4 центнера с гектара. Последствия неурожая стали очевидны весной, когда посевные площади под гречихой в области по сравнению с прошлым годом сократились почти на 54 тысячи гектаров.
- Произошло это из-за нехватки семян, - комментирует ситуацию Виктор Попов. - После засухи мы чисто физически не смогли обеспечить ранее запланированную площадь семенным материалом. А цена его весной пересекала отметку в 60 тысяч рублей за тонну.
Среди прочих пришлось поубавить пыл и явному лидеру - Абдулинскому району. Там посевная площадь с 18,5 тысячи гектаров сократилась сразу почти до 13.
- Это произошло по двум причинам: во-первых, пришлось пересевать большой процент озимых, - объясняет начальник управления сельского хозяйства района Юрий Колесников. - А во-вторых, в районе было недостаточно кондиционных семян. Поэтому мы просто решили не сеять мусор. Свою роль сыграла и дождливая весна, из-за которой были упущены сроки подготовки почвы и сева гречихи.
Главную причину - нехватку семян - называет и коллега Юрия Гавриловича из Октябрьского района Андрей Ларшин.
- Урожайность у нее невысокая, и очень многое зависит от погодных условий. К тому же долгое время закупочные цены на гречку были около четырех-пяти рублей за килограмм. Поэтому со временем многие от нее отказались. Так, сегодня в нашем районе гречихой засеяно меньше полутора тысяч гектаров. А буквально два года назад только в одном ЗАО "Нива" засевали ею 3,5 тысячи гектаров, но и им, как и многим другим, от нее пришлось отказаться. Сегодня мы вновь возвращаемся к этой культуре, но здесь важна цена. С учетом заоблачной стоимости семян увеличивается и себестоимость гречки. Но у нас нет никаких гарантий, что завтра ее снова не начнут закупать по пять рублей.
Засуха ли цены подняла?
Как бы там ни было, урожай в 2011-м по гречке ожидают очень неплохой. Так, по словам первого вице-премьера РФ Виктора Зубкова, в этом году он может составить 850 тысяч тонн. В то же время, по прогнозам Российского зернового союза, оптовая цена на крупу в течение года упадет в полтора-два раза, что может привести к снижению цен и в рознице. В любом случае, по мнению Минсельхоза России, объективных причин для повышения цен на нее в этом году нет.
Не было их и в прошлом. Так посчитали в управлении Федеральной антимонопольной службы Северной столицы и назвали другую причину - сговор крупнейших торговых сетей. Позже этот факт подтвердил и Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Результат - выписанные штрафы на общую сумму 5,4 миллиона рублей. Питерцев поддержал и зерновой союз, подчеркнув при этом: подобное могло происходить и в других регионах. Просто, похоже, только питерское УФАС вняло указу премьер-министра Владимира Путина разобраться в ситуации. А вот оренбургские антимонопольщики нарушений законодательства не обнаружили, они заявили газете, что у нас-то и крупных торговых сетей, по большому счету, нет.
Тем не менее ситуацию прошлого года нам, скорее всего, удастся избежать. Быть Оренбуржью, как и всей стране, с картофелем и гречкой (последнюю, кстати, в области ожидают в объеме 82 тысяч тонн после доработки). Будем надеяться, что 2011-й не преподнесет потребителям подобных сюрпризов по столь значащим продуктам питания.
Виктория КОЛОСОК.
Фото Елены ШКАТОВОЙ и Алины САВИНОВОЙ.

Идеи - простые, надежды - земные

10.08.2011

Он писал открытое послание губернатору Оренбургской области о необходимости создания в деревнях Илецкой линии экспериментальных лесомелиоративных станций: хвойные породы должны идеально приняться на супесчаных почвах. Сам комплекс мог бы пройти по границе сел Линевка, Трудового, Изобильного, Ветлянка. Это послание Димка дополнил коротеньким обращением к редакции районной газеты и подписался - Федор Волкомуров, аспирант кафедры почвоведения и агрохимии МСХА имени К. А. Тимирязева, внук Хасанова Садыка Фатхутдиновича, поселок Ченгирлау.
С чистого листа
Пожалуй, с этого момента и начинаются главные перипетии в жизни Димки - Федора Волкомурова - героя романа Фарида Нагима "Земные одежды".
О самом авторе известно немного. Родился в Буранке Соль-Илецкого района сорок лет назад. Служил в армии, в войсках МВД, окончил Литинститут. Член Оренбургского литературного объединения имени В. И. Даля. Печатался в газетах "Комсомольское племя", "ОН", "Литературная Россия", альманахе "Гостиный Двор" и других изданиях. Лауреат областной Аксаковской премии. В настоящее время живет в Подмосковье. Читатели журнала "Дружба народов" познакомились с его "Земными одеждами" в 2010 году. За это произведение редакция присудила нашему земляку премию в номинации "Большая проза". Теперь роман Фарида Нагима представлен на конкурс имени Рычкова.
Интересно, что некоторые критики уже успели поставить произведение в один ряд с Библией. Так о чем нам рассказывает автор? Представьте полуразвалившуюся коммуналку на окраине Москвы. Вот немолодой уже Димка достает с антресолей коробку, вытаскивает потрепанный блокнот и начинает вчитываться в старые записи. Воспоминания подобно урагану врываются в его фальшивые серые будни. И никакой он не Димка, а самый настоящий Федор. Федор Волкомуров из Ченгирлау. Новость, согласитесь, не из приятных, однако для героя это идеальный повод начать все с чистого листа. Мотив поиска себя и смысла жизни мгновенно захватывает читателя, тем более Фарид Нагим в мельчайших деталях описывает переживания Федора, обстановку, в которой он оказывается. Это потом придет осознание незамысловатости сюжета, его наигранности и недосказанности. А пока следом за героем отправляешься в степной приграничный поселок.
"Посредине дороги лежали высохшие коровьи лепешки. Большая часть домов пустует, оконные проемы без рам, закопченная побелка печей, отставшие обои, запущенные палисадники с поломанным штакетником. Возле каждого дома, выходящего в проулок, врыты тракторные шины или камень лежит, чтобы машины не сбивали углы домов".
Разруха и нищета прочно обосновались в большинстве российских сел, наверное, поэтому оправданно смешение достоверных населенных пунктов с вымышленными. В настоящем ЧИнгирлау уже давно присутствуют все атрибуты современности. Поселок хоть и не сверкает чистотой, но вполне ухожен. В акимате района нам сообщили, что их "Чилик" кроме названия с "Земными одеждами" ничего не роднит. А значит, экспериментальная станция, о которой писал в обращении Федор, и впрямь никого и никогда не волновала: "В редакции материал назвали "Расчеты на песке", приводился и пространный ответ какого-то специалиста из администрации, но взгляд сразу выцепил предательское слово - "нерентабельно".
Эту нерентабельность Волкомуров наглядно обозначает коррупцией и нежеланием властей помогать людям. Действительно, народ в Ченгирлау умирает от наркотиков и алкоголя, деградирует, развращается. Вокруг сплошной произвол и бандитизм. Такая картина в свете последних событий в Кущевской и Сагре уже не кажется фантастикой, хотя большинство фактов в романе смело можно отнести если не к послевоенному времени, то к эпохе 90-х точно. Тем не менее автор рассказывает о событиях 2009 - 2010 годов. Тогда же Федор в перестрелке смертельно ранил троих наркоторговцев, тогда же вернулся в Москву, а потом вместе с приятелем окончательно переехал на родину. Не случайно такая связь человека с землей, его родным домом добавила произведению трогательности, а вместе с ней какую-то особую надежду на возрождение. А как иначе, если над пустой конторой жители вдруг увидели флаг канувшего в Лету колхоза "Россия"? 
Возрождение земли, возрождение души?
"Все "правление колхоза", семилетний Васянка, Альбина, таджики, казахи начали катать Кримсон. Они собирали арбузы в Тамерлановы кучи - так удобнее загружать засыпанные соломой фуры азербайджанцев и дагестанцев, с которыми уже договорился майор Магомедов. Считали по четыре рубля за килограмм, расплачивались наличными. Грузчики гладили ноги и руки, точно сбирая невидимые булыжники с мышц, и безучастно смотрели, как бахвалящийся Васянка катит двадцатикилограммовое ядро. Пыхтел и так старался, что потные ладони скользнули по гладкому боку и он перекувыркнулся через арбуз. Вскочил с такой чумазой и удивленной мордочкой, что все захохотали".
Жизнь в Ченгирлау преобразилась. После долгой спячки земля принесла добрый урожай - снимали по сорок тонн с гектара. Сам Федор обогатился, причем не только материально. Его молодая жена Ивгешка родила ребенка. Как ни странно, но любовная линия на этом увлекательном сельскохозяйственном фоне не потерялась. Любовь в романе, можно сказать, представлена масштабно - от самых нежных томлений до запретных однополых отношений.
Но красок автор не пожалел лишь при описании первой близости с несовершеннолетней девушкой. Думаете, тогда в объятиях Федора Ивгешка была счастлива? Нет. Была лишь горечь, обида и сожаление. Правильно восклицает девушка: взрослый мужчина должен был сдержать свою похоть. Во имя бОльшего чувства, бОльшего чем просто страсть. А любви в семье и впрямь не хватало. Некоторые критики провели параллели между двумя этими процессами - созданием семьи и возделыванием земли. Да и сам автор акцентирует на этом внимание: "Всеми порами своего тела он чувствовал, как соскучилась земля по семени, как жаждала она урожая. Ивгешка и земля объединились для него в одно великое материнское целое, в котором зарождалось нечто доброе, полезное и благословенное".
Но уже на следующий год арбузы спеклись на солнце, пшеница и вовсе осталась неубранной. Навсегда распалась семья Федора, ушли из жизни его друзья. Да, трагично, да, предсказуемо. Кто-то запросто может обвинить Фарида Нагима в пошлости и безвкусице. Пусть так. Однако те высокие идеи, которые автор передает с наивной простотой, все-таки заслуживают уважения. В конце концов, что плохого в желании человека уйти от безысходности, изменить жизнь вокруг себя? А раз так, почему такое естественное стремление приравнивается к фальши, маске?
Вспомним, что уже с первых строк было очевидно, что "Земные одежды" лишь условно привязаны к нашему краю, а значит, бессмысленно пытаться уличать автора в расхождении фактов, их недостоверности. Главным в романе оказалась не документальность, а система ценностей, которую герои олицетворили собой. В данном случае мы увидели Федора Волкомурова (он же Димка) как человека несгибаемого. Мало того - неравнодушного к судьбам отдельно взятых людей, да и всей страны в целом. Но разве мы сами не можем быть такими? Разве не можем стремиться к этому?..
Главное, что выражено в романе, - нестабильность села и всей жизни в нем. И любовь, и семья, и хозяйство - здесь все непрочно, как на вокзале, где ситуация меняется ежечасно. Невольно думаешь: да будет ли наконец остановлено это безумное разрушение, которое губит чувства, жизненные устои, судьбы людей? И есть надежда, что будет: герои Фарида Нагима еще не растеряли совесть, не утратили привязанности к родной земле.
Салтанат ЖАЛМАГАМБЕТОВА.

Балейка - родина моя...

10.08.2011

В этом году селу Балейка Новосергиевского района исполнилось 170 лет. По случаю  знаменательной даты состоялся большой праздник, который собрал около 600 человек, как бывших, так и сегодняшних жителей села.
Под звуки фанфар на сцену, устроенную под открытым небом, поднялись глава Новосергиевского района С. В. Балыкин, его заместитель по социальным вопросам Л. А. Плужнова, глава сельского поселения Среднеуранский М. В. Сыврачев, староста Балейки А. С. Томина, другие руководители. После теплых поздравлений они вручили сельчанам Почетные грамоты и ценные подарки - за ударную работу в хозяйстве, за лучшее подворье, а также ветеранам труда, супружеским парам, прожившим в браке 50 и более лет. После торжественной части коллективы художественной самодеятельности районного Дома культуры "Салют" и Среднеуранского СДК порадовали собравшихся большим концертом.
А еще в этот день заслуженный художник России Александр Овчинников устроил в родном селе выставку своих работ. В экспозицию, развернутую в здании сельского клуба, он включил портреты своих земляков. Спустя десятилетия они рассматривали художественные произведения со слезами на глазах. Вот бывший механизатор села А. Т. Шлыков: сейчас ему 81 год, а на полотне он запечатлен сорокалетним. Портрет своей матери увидела ветеран труда, работница сельсовета поселка Среднеуранский Т. Н. Гудкова. Ее мать всю жизнь трудилась техничкой в школе, несколько поколений односельчан звали ее ласково Марфуша - художник так и подписал свое творение. Директор ООО "Среднеуранское" А. В. Шалатов узнал на картине своего деда, ныне покойного И. Д. Панина, изображенного с лопатой среди золотистых ворохов пшеницы...
Было столько волнующих встреч, ведь люди не виделись более 40 лет! Многие договорились: будем собираться ежегодно в  День села. А всем, кто принял участие в организации такого душевного праздника, были высказаны искренние слова благодарности.
Ю. ДАВЫДОВ,
бывший житель села Балейка, научный сотрудник Оренбургского НИИ сельского хозяйства.
Фото Юрия БАЖЕНОВА.

В сетях банкротства

10.08.2011

В них ежегодно попадают десятки сельхозпроизводственных предприятий Оренбуржья. Данная процедура, как правило, заканчивается полным крахом для таких предприятий. Но не для их собственников…
Отец, слышишь, кирпич рубит, а я отвожу!
Село Шишма Саракташского района, насчитывавшее до недавних пор почти двести жилых дворов, находится в каких-то восьми километрах от райцентра. Добраться туда не проблема: рейсовый автобус доставит за пятнадцать минут и ходит из Саракташа едва ли не каждый час. Другое дело, кому теперь надо в Шишму добираться, если местные жители норовят, напротив, покинуть эти благословенные земли в поисках лучшей доли. Но у меня - своя цель.
Выхожу из автобуса у указателя населенного пункта. Взору открываются роскошные степные просторы, перемеженные лесными массивами. Чуть поодаль - горная гряда. Буйный цвет лета напитывает всю округу неповторимыми красками и ароматами. Но красота эта обманчива. Стоит перевести взгляд на село, как замечаешь ветхие избы, заброшенные амбары, разваленные строения. И тут впадаешь в столбняк: руины, руины, руины… На месте красовавшихся когда-то колхозных построек.
В буднее летнее утро, кода сельский люд, казалось бы, должен сновать там и сям по своим многочисленным хозяйственным делам, на улицах Шишмы - тишина. В поисках жителей безуспешно бреду от дома к дому. Наконец со стороны руин доносятся какие-то глухие удары. Следую на звук. Метрах в ста от первых развалин встречаю молодого человека, понуро тянущего, как в известном произведении классика, увесистый воз. Впрочем, не на лошадке и не с хворостом. Сам тянет тележку, набитую кирпичами. На мой вопрос отвечает тоже почти как у классика:
- Отец, слышишь, кирпич рубит, а я отвожу!
Из короткого разговора узнаю: стройматериалы мужики добывают, так сказать, про запас ("Может, покупатель найдется, а то и дома где-нибудь пригодится!"). Добывают из последних колхозных руин. А больше, мол, чем еще здесь заниматься? Коллективное хозяйство порушено напрочь, своего не нажили, а постоянную работу найти - большая проблема.
Такую же безрадостную картину обрисовали и две бабушки, на которых набрел все-таки, чуть погодя, расхаживая по Шишме.
- Чем же люди у вас тут занимаются? - спрашиваю.
- А пьют, родимый, напропалую, - отвечают горестно.
Напоследок узнаю еще одну горькую весть: несколько месяцев назад закрыли-таки в Шишме школу. Стоит она теперь, сиротливо вжимаясь в развесистую рощицу, под замками. Никому не нужная. Надо ли говорить, что значит сей факт для любого села? Это значит, что на нем крест поставлен.
Тяжелые раны оставила Шишме эпоха так называемой перестройки. Но реформы новейшего времени доконали ее, бедную, видимо, окончательно. Были надежда у шишминцев на лучшую долю еще совсем недавно. Когда пришел председателем в тогдашний колхоз "Дружба" некто Алексей Мананников. Сразу после окончания Оренбургского сельхозинститута доверили молодому специалисту столь ответственный пост. Правда, мало кто скрывал: доверили не за красивые глазки и даже не за умение работать. Просто папа у вчерашнего студента - Николай Семенович Мананников - значился известным на весь район человеком. Качествами он разными обладал, довольно спорными. Но в одном сходились все: больно состоятелен Николай Семенович! А значит, не даст пропасть.
Под знаком интеграции
На ответственном поприще Мананников-младший как-то двояко отметился. Если верить многочисленным рапортам чиновников, дела в колхозе "Дружба" (центральная усадьба - село Воздвиженка, а село Шишма и ближайший хутор Ирек значились отделением) пошли резко в гору. Если брать во внимание еще более многочисленные жалобы местных жителей, картина вырисовывается противоположная. Вот, например, цитаты из одного только послания председателю областной комиссии по правам человека от жителя Шишмы З. Ф. Алтынбаева:
"Работал я до пенсии учителем в школе, а в летнее время на протяжении семнадцати лет - в колхозе комбайнером. Был бессменным членом товарищеского суда. За хорошую работу на комбайне в 1976 году награжден орденом "Знак Почета". Сын Наиль с четвертого класса начал трудиться со мной штурвальным, до призыва в армию успел поработать трактористом и комбайнером. Отслужив срочную в Афганистане (имеет правительственные награды), вернулся в родное село, выучился на газового мастера. С тех пор работает "газовиком", весной и осенью - трактористом, летом - комбайнером. Живем оба на мою пенсию... С момента начала правления А. Мананникова расчет за труды изменился. Обещали выдавать зерно бесплатно, но обещание не выполнили... Мы знаем, колхоз на хорошем счету в районе, но нам от их успеха пользы нет. Сын заработанные летом деньги не может получить. Мананниковы (отец и сын) открыто заявляют, что все хозяйство - их личное..."
Впрочем, благостным рапортам вряд ли стоило доверять. Даже исходя из чиновничьих рапортов более позднего "разлива", когда настало время интеграции. Колхозников "Дружбы" чиновники(!) принялись увещевать: мол, хозяйство при смерти (а как же славное правление Мананникова-младшего?), спастись можно только по милости Мананникова-старшего: он-де согласен интегрировать колхоз в свое ООО "Сатурн-плюс". Однако вернемся к рапортам.
Из письма чиновника областного министерства сельского хозяйства: "Создание интеграционного объединения проведено согласно действующим нормам, при этом имущественные паи колхозников были выкуплены, на земельные паи заключены договоры аренды сроком на десять лет. За два неполных года работы в экономике хозяйства произошли существенные изменения. Засеваются двенадцать тысяч гектаров, внедряются передовые технологии, повысилась культура земледелия. Собирается уже по 15 центнеров зерновых с гектара (при среднем районном показателе 11,8), подсолнечника - по 8,2 ц/га (при 5,2 по району). Значительно обновился техпарк. Продуктивность животных выросла в полтора раза…"
А вот еще чиновничьи славословия отцу и сыну (последний после падения "Дружбы" не остался без начальственной должности в "Сатурне"): "Жители сел положительно высказываются о работе Алексея Мананникова, об интеграции "Дружбы" и "Сатурна". С пониманием и одобрением законопослушное население относится к службе безопасности ООО "Сатурн", которая на территории колхоза осуществляет охрану сельхозпродукции и имущества..." Откуда бы вы думали эта патетика и расшаркивание перед знатными особами? Не поверите, из милицейского постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против... отца и сына Мананниковых!
Но что же население? А оно "с пониманием и одобрением" обращается в районную газету, давая в материале под заголовком "Довели "до ручки", например, следующие свои оценки: "Шишма наша разорена. На бригадном дворе, где раньше кипела жизнь, тишина, как на кладбище. Ферма развалена, люди без работы. Стиль А. Мананникова - приказы, угрозы, ругань… Обо всем этом народ высказался на сходе. Тут был вначале и Алексей с отцом, затем они демонстративно покинули зал, якобы из-за разногласий по рабочему президиуму…"
Стоит заметить, на вышеозначенную публикацию в той же газете появилась скоро гневная отповедь, подписанная довольно своеобразно: "Жители сел Воздвиженка, Шишма, Ирек". Можно было бы только порадоваться, какой сладостной увидели жизнь в родной округе эти подписанты. Но довелось и мне тогда заезжать в сии края. И Шишму увидел такой, как ее обрисовали в статье "Довели "до ручки". Подумалось даже: а не специально ли и интегрировали "Дружбу" столь быстрыми темпами, чтобы затянуть ее в сети банкротства? Заодно с подозрительным "Сатурном"… Уж больно почерк похож был.
Меж тем местные чиновники продолжали нахваливать господ Мананниковых за их вдохновенную интеграцию. Они, мол, и технику новую для ООО "Сатурн-плюс" закупают, и технологии передовые используют! А чего бы не закупать, не использовать? Для своего ведь частного(!) предприятия старались. Да и имущества от "Дружбы" перехватили немало. Едва ли не даром. Предполагаю, в недрах правоохранительных архивов можно еще разыскать, например, такие данные о тарифах на колхозное имущество: "…здание столовой - 500 рублей, мельницы - 400, коровника 1969 года постройки - 300, коровника 1960 года - 465, механизированного тока - 3750, нефтебазы - 800 рублей" и т. п. Понятно, не новье досталось бизнесменам. Но, скажем, мельница, какой бы ни была, уж никак не стоимостью пяти кирпичей измеряется.
Но кто осмелится подобное разыскивать? Отметем же все сомнения по поводу заниженных тарифов и пропоем очередную оду сторонам интеграционной сделки. То бишь покупателю-отцу и сыну-продавцу (от имени канувшей в Лету "Дружбы").
По соседству с криминалом
Как бы то ни было, настораживает в шишминском конфликте множество удручающих факторов. Один из главных - разгул криминала. Стоило внушительной группе жителей выразить открытое недовольство "политикой интеграции", криминал проявился на полную катушку. На окраинах населенного пункта сельчане стали находить застреленную кем-то скотину, а в самом селе заполыхали подворья. Странным образом среди пострадавших оказывались самые активные сторонники отделения от "Сатурна". Есть ли тут связь, утверждать не берусь. Но как реагируют местные правоохранители? Вот пример. Житель Шишмы Марат Аптикеев обнаружил застреленными двух своих лошадей. Обратился к блюстителям правопорядка. Уголовное дело возбудили, но после долгих поисков следователи отвечают потерпевшему: "По факту умышленного уничтожения лошади (уже одной! - Прим. авт.) в связи с неустановлением виновного следствие приостановлено". А вскоре дело прекращается, потому как "по факту уничтожения лошади следователь обнаружил… отсутствие лошади"!
С похожим результатом сработали правоохранители по другим криминальным сообщениям. И продолжились в Шишме безнаказанные выстрелы, поджоги, стычки. Дошло до того (старожилы подобного не припомнят!), что местное кладбище запалили. И опять вроде как неустановленные.
Обладатели более двухсот земельных паев (каждый по 11 гектаров), недовольные интеграцией, попытались было объединиться в свое коллективное хозяйство. Зарегистрировали даже некий СПК "Андреевский". Но, со слов руководителя СПК Исмагила Фаткулина, наткнулись на непробиваемую бюрократическую крепость. И распоряжаться вроде бы своей собственной землицей до сих пор не могут. Да было бы чем и кому теперь распоряжаться в Шишме…
Что же до вышеупомянутой интеграции, то завершилась она полным провалом. Как мне представляется, затевалось все это лишь для ширмы. А под ее прикрытием собственники "Сатурна" намеревались просто выжать все соки из приснопамятной "Дружбы", а на том и обанкротиться официально, дабы никто не подкопался. После чего вновь развить бурную сельхозпроизводственную деятельность, но уже в другом месте и под новой юридической вывеской. Причем, со слов знающих людей, эта тактика в последние годы пользуется особой популярностью у определенного круга лиц, получающих большие барыши от сомнительных банкротств (это тема для отдельной публикации). Относятся ли к данному кругу вышеупомянутые Мананниковы, утверждать не берусь, хотя шишминцев это уже вряд ли волнует. Но прелюбопытной информацией поделиться намерен.
Господа Мананниковы, как мне удалось узнать, официально основали свое ООО "Сатурн-плюс" в конце 2002 года. Они же спустя пару лет зарегистрировали еще и некое ООО "Никитушка". А еще через пару лет - некое ООО "Янтарь". А еще через полтора года появилось на свет некое ООО "Воздвиженка", в выписке из ЕГРЮЛ коего также встречается их фамилия. Все предприятия регистрировались по одному адресу: поселок Саракташ, улица Промышленная, 6 (кроме "Янтаря", оформленного в селе Воздвиженка, где Мананниковы проживают). Все предприятия учреждались с похожими целями - производство и продажа сельскохозяйственной продукции. И все они в разное время были обанкрочены. Но, подозреваю, вряд ли это сказалось на благосостоянии весьма известных в районе предпринимателей.
Владимир НАПОЛЬНОВ.
Фото автора.

Худое семя - щуплый колос

10.08.2011

Хотели бы сделать все, но могут лишь единицы
Тонна добротных семян в среднем обходится в десять тысяч рублей, а такое же количество полученного от них зерна стоит в четыре-пять тысяч. Такое соотношение несколько лет практически не меняется в нашей стране. Потому крестьян не привлекают ни качество, ни количество, которые может дать элита, ведь решающим фактором в сельской экономике по-прежнему остается случай.

Тяжкий путь семеноводства
Грабли, тяпка и еще несколько специфических орудий труда – это первоочередные технические средства ученых ОПХ "Советская Россия" Адамовского района. Плюс десятки единиц новой и относительно продвинутой техники.
- Обновить технопарк удалось где-то на шестьдесят процентов, - сообщает мне руководитель хозяйства Виктор Клюев. – Но в комбайнах имеется некоторый дефицит, ведь старые машины списываются…
А в разговоре со своими гостями, собравшимися на очередном областном семинаре обсудить вопросы семеноводства, отшучивается и приглашает испробовать столь древние орудия труда, аккуратно разложенные по этому случаю под навесом.
Видно, о бедах говорить больше не хочется, да и собравшаяся публика обо всех проблемах не понаслышке знает. Другие вопросы на кону: какие культуры более плодовитые в наших условиях и как ученые добиваются хороших урожаев в условиях засухи?
- "Первоцелинник" очень хорошо себя показал, - словно угадывает настроение публики специалист ОНИИСХа Николай Бискаев. - Не пойму, почему этот сорт ячменя стороной обходят.
- Да не пользуется он спросом, - в один голос возмущаются руководители.
- Нужно продвигать его на рынке, - настаивает Николай Кузьмич. - Ведь по качеству он добротный и выращивать в наших условиях его проще.
И перед глазами участников хлебной процессии вырастают сотни гектаров разбитых по флангам различного рода яровых зерновых культур. И самые лучшие из них: пшеница "учитель", "варяг", "саратовская-42", ячмень – "первоцелинник", "донецкий-48"…
- Здесь мы испытываем новые сорта, производим семена уже проверенных культур, - рассказывает мне Виктор Николаевич. – Ежегодно продаем до четырех тысяч тонн семян, имеем своих постоянных клиентов. Цену стараемся держать одну и ту же – в пределах десяти тысяч рублей за тонну. На самом деле стоимость нашего товара большей быть должна, но мы решили, что стабильность - лучший наш козырь, и не ошиблись. Теперь вот и за пределы региона стали семена поставлять, что радует.
Новое направление хозяйства – семена кормовых культур. К сожалению, эта ниша в Оренбуржье почти свободна. Однолетними и многолетними травами никто по-настоящему не занимается. А ведь животноводство начинается далеко не с закупленного за границей дорогостоящего теленка, а именно с кормовой базы!
Пока, правда, планы ОПХ скромны: эспарцет, костер, житняк и другие необходимые для животных травы займут площадь всего в пятьсот гектаров, большая часть полученного урожая пойдет на собственные нужды. Ведь хозяйству приходится заниматься и животноводством тоже, чтобы тот самый решающий случай не упустить.
- В этом году пришлось 1200 тонн элиты продать по цене товарного, еще часть ушла на корм скоту, - пожимает плечами Виктор Клюев. – Но некоторый сдвиг появился, желающих использовать качественные семена для посевов стало больше, и чаще всего они становятся нашими постоянными клиентами. Ведь даже в засуху элита выживает и не оставляет без урожая.
Вопрос цены
Семеноводческие хозяйства в нашем регионе по пальцам пересчитать можно. Нет, на бумаге их, конечно же, больше, но то на бумаге. А в реальности в этом году нам пришлось закупить за пределами области около шестидесяти тысяч тонн семян. Вы скажите – засуха! Да, но…
- В XXI веке сваливать все неудачи на погодные условия просто глупо, - пожурил собравшихся заместитель председателя правительства - министр сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности области Сергей Соловьев. – Есть современные технологии, засухоустойчивые сорта, правила возделывания, в конце концов… Но многие хозяйства продолжают сеять абы как и абы что.
Отсутствие своего золотого фонда, своей селекции, по большому счету, приводит к тому, что агрономы хозяйств начинают экспериментировать: закупают за пределами региона семена новых сортов, а то и попросту товарное зерно сеют и ждут волшебных результатов. Но даже если пришлая культура себя оправдывает в один год, в другой – ее урожайность резко снижается. И поиск начинается снова.
Когда я беседовала с руководителями хозяйств по телефону, многие жаловались, что уровень местной селекции их не устраивает. Ученые, кстати, соглашаются, что на те небольшие денежные вливания, которые они сегодня имеют, многого сделать не удается. Тем не менее те, кто идет по следам науки, все равно выигрывают. Об этом свидетельствуют руководители крупных и успешных хозяйств.
- Случается, что вместо качественных семян производителям реализуют откровенный брак, - сетует глава СПК "Рассвет" Саракташского района Равиль Сагитов. – Но в данном ОПХ ведется кропотливая работа, соблюдается вся цепочка производства семян. Потому мы закупили семенной материал здесь и засеяли их яровыми четыре тысячи гектаров. Надо понимать, что без науки хороших урожаев не получить.
- Вы работали еще при советской системе семеноводства, насколько я знаю, в те времена проблем с обеспечением области качественными семенами различных культур не было. Почему сейчас так сложно воссоздать эту систему? Что нужно, чтобы из только что созданного хозяйства вырастить настоящего производителя семян? – допытываюсь я у директора ОНИИСХа Григория Белькова.
- Все упирается в средства, - отвечает он. – Ведь чтобы выстроить цепочку производства, требуется плодородная почва, специализированные кадры, технологии, включающие дорогостоящую технику… Только тогда разговор о реанимации семеноводческой отрасли можно считать серьезным. Вроде бы сейчас на уровне правительства данный вопрос обсуждается. Надеюсь, на уже разработанную нами соответствующую программу найдутся средства.
Без чего не может быть доброго хлеба?
Действительно, речь об этом ведется давно.
Но пока в основополагающих вопросах сдвига нет. К примеру, все знают, что без повышения плодородия почвы даже элитные семена не дадут ожидаемого эффекта. Среднегодовой баланс гумуса в пахотном слое в области нынче отрицательный. Все потому, что использование органики сократилось с 11 миллионов тонн до семисот, минеральных удобрений – со 180 тысяч тонн действующего вещества до 15 тысяч тонн. За последнее десятилетие значительно снизилось содержание и основных питательных веществ в почвах. Даже в "Советской России" нет свободных денег для улучшения ситуации.
- Мы стараемся как-то решать вопрос естественным способом, - говорит руководитель Виктор Клюев, - но пока не столь эффективно.
Семенной фонд тоже пока мало востребован, и по той же причине.
Не случайно в стратегии развития области этот вопрос стоит среди первых. "В Оренбуржье только тридцать процентов угодий засеяны семенами высокого качества, - возмутился недавно губернатор области Юрий Берг. – Отчасти поэтому потери урожая в этом году будут высоки". Теперь элитное семеноводство будет поддерживаться. Уже создана ассоциация, призванная объединить усилия производителей. Ученые обещают помочь с кадрами и поделиться опытом. Для оснащения данной отрасли техникой вроде бы планируется выделить средства и задействовать лизинговую систему. Все это позволит области обзавестись своим золотым фондом, если, разумеется, все задуманное будет сделано.
Татьяна ЛАКТИОНОВА.
Фото Алины САВИНОВОЙ.

ЛУЧШИЕ ЗА НЕДЕЛЮ
АНОНСЫ №: 239

Наш адрес: 460000, г. Оренбург, ГСП, пер. Свободина,4


Телефоны:

Приемная: 77-31-80

Отдел писем: 77-39-72

Отдел Рекламы: 55-14-23

Отдел Рекламы (факс): 77-73-28

Отдел объявлений: 77-42-08


E-mail: s_ural@esoo.ru