Кадры / Всю жизнь спасая жизни

Всю жизнь спасая жизни

Имя Анатолия Степановича Мельникова хорошо известно бузулучанам. Хирург, на счету которого тысячи спасенных жизней,

сделавшийвсвоевремяпервуювгородеоперациюнаоткрытом сердце, родоначальникоднойизврачебныхдинастийгорода. Этойосеньюемуисполнилось80 лет. Свойвозрастветерансчитаетнаградой, ажизнь- чередойсчастливыхслучайностей, определившихсудьбу. Сегодня мывместеперелисталипамятные страницыегобиографии.

 

Судьбоноснаягорошина

- Я вырос в учительской семье, - рассказывает Анатолий Степанович. - Родители работали в сельских школах, мы жили в Воронцовке, Журавлевке, Колтубановке. Мне было четыре года, когда впервые довелось столкнуться с медициной. Я умудрился засунуть в нос горошину, доставать которую пришлось местному фельдшеру - деду будущего космонавта Юрия Романенко. Витогегорошинавылетеласама, когдаячихнулотзапаханашатыря. Нообразфельдшерас бородкой, в белом халате надолго засел в моей памяти. В первый класс пошел я уже в Бузулуке, в школу № 1. Нас воспитывали замечательные учителя. Помню случай, когда после драки с товарищем директор Марфа Николаевна вместо нотаций заставила нас перетаскать уголь, которым топилась школа. Зашли в сарай врагами, а вышли друзьями, такая вот была педагогика. После десятого класса я решил поступать в военно-морскую медицинскую академию, но на наш военкомат не оказалось такой разнарядки. Подал документы в Куйбышевский педагогический институт, азаденьдоэкзаменовпередумал: мечтаобеломхалате, запавшаявдушусдетства, перевесила. Экзамены в медицинский институт выдержал достойно, набрал 18 баллов из 20 возможных. Но, пока была теория, еще сомневался в правильности выбора, а уж когда начались специальные предметы, практика, убедился - это мое! Особенно полюбил хирургию, потому согласился на предложение поехать работать в Актюбинск в областную клинику. Однако на месте оказалось, что вакансия хирурга уже занята. Тут судьба сделала еще один крутой поворот: мне предложили преподавать в Актюбинском медицинском институте. Первая запись в трудовой у меня самая пролетарская - в студенческие годы подрабатывал дворником. Зато вторая звучала громко - ассистент на кафедре медицинского вуза. Уже и тема для диссертации была, светила карьера ученого. Жизнь распорядилась иначе: с рождением сына вернулся в родной Бузулук, к бабушкам-дедушкам, своему углу.

Старший сын, Олег, пошел по стопам отца.

 

Хирург - профессияособая

- В Бузулуке меня приняли на работу в хирургическое отделение железнодорожной больницы, - продолжает свой рассказ Мельников. - Заведовала им тогда Галина Владимировна Филатова. Я у нее многому научился, глубоко благодарен за то, что доверяла мне, молодому хирургу, самостоятельно принимать решения, проводить операции. Через год я уже оперировал на щитовидной железе, через два делал операции на желудке, так и рос год от года в профессиональном плане. Многое давали курсы усовершенствования в Москве, Киеве, Ленинграде. Знал в теории и про операции на сердце, но проводить их до поры до времени не приходилось. В те годы сердце было почти запретной зоной, даже в областных клиниках не всегда брались за такие операции.А тут случай выпал, раздумывать было некогда. Я уже отдежурил свою смену, возвращался домой на мотороллере. Навстречу попалась грузовая машина, смотрю, в кузове наши сестрички в белых халатах, повернул вслед за ними, даже не зная, что случилось. Молодой парень с ножевым ранением истекал кровью, положение казалось безнадежным. Я решил рискнуть, использовать шанс, пусть даже один из тысячи. Сам дал больному наркоз, главврач вызвался мне ассистировать. Когда вскрыли грудную клетку, сердце уже остановилось. Легонько помассировал его рукой - и оно пошло! Быстро наложил четыре шва на ножевую рану, кровь остановилась. Дальше многое уже зависело от самого больного, его желания жить. И мы справились! До сих пор помню его имя и фамилию - Геннадий Барабанов, его семья потом через газету врачей благодарила. Сколько операций сделал за годы работы, точно сказать не могу, наверное, тысячи. Даже когда волевым решением первого секретаря горкома партии Зинченко меня назначили заведовать городским отделом здравоохранения, работу хирурга не прекращал. Обобщал свой опыт, особенно по операциям на щитовидной железе, у меня и печатные работы на эту тему есть. Так до самой пенсии и трудился. Хирургом невозможно стать, если нет к тому призвания, это совсем особая профессия…

 

Счастье - чувство земное

- Я счастливый человек, - говорит Анатолий Степанович. - Вот до 80 лет дожил, а оглянуться назад не стыдно. Жаль только неиспользованных возможностей, мог бы сделать больше, прими предложение работать в Москве, останься на кафедре в институте. Только сильнее желания сделать карьеру была ответственность за семью, детей. Счастье - оно ведь не в должностях и наградах, это чувство земное, личное, семейное. Все окупилось сторицей -замечательные у меня выросли сыновья! Когда старший из них, Олег, учился в школе, меня попросили провести в классе беседу о профессии врача. После разговора несколько ребят, Олег в том числе, попросились ко мне на операцию. Переодели их, как положено, поставили на всякий случай у стеночки, вдруг в обморок падать от вида крови начнут. Все выстояли до конца операции и, что удивительно, все впоследствии стали врачами. Олегом я горжусь и как отец, и как наставник, хороший из него врач получился. Павел пошел по другой стезе, стал священнослужителем. Меня иногда спрашивают, как я, бывший партийный работник, к такому выбору сына отнесся. Правильно отнесся, христианство ничему дурному не учит, а его заповеди вполне перекликаются с Моральным кодексом строителя коммунизма! В этом году Павел окончил духовную академию, предложили ему продолжить образование в аспирантуре. Внуки выросли достойными людьми, старшие получили высшее образование, работают. Есть надежда, что и врачебная династия продолжится. В Москве в Академии имени Пирогова учится Маша - наша с женой младшенькая внучка. Я всю специальную медицинскую литературу, в том числе редкие книги, для нее берегу. Уже и правнук у меня есть. Кем станет, загадывать рано, но что вырастет человеком достойным, я не сомневаюсь. Есть в кого!

Младший сын, Павел, заботится не о телесном, а о духовном здоровье, он настоятель храма Петра и Павла.

…В комнате Анатолия Степановича во всю стену книжные стеллажи, чтение остается важной частью жизни ветерана. Из телевизионных программ самые любимые - спортивные. До сих пор яростно болеет за футбол, хоть и не приемлет ситуации с нынешними высокими заработками спортсменов. «Раньше не за деньги, за честь страны боролись», - говорит Мельников. Еще больше огорчают старого врача платные услуги в медицине, вошедшие в традицию подношения докторам от пациентов. «Я за свою жизнь копейки ни у кого не спросил, а сейчас все на деньги переводят. Не должно так быть, не это главное. Детям в наследство не материальные ценности надо оставлять, а убеждения, честность, порядочность, верность долгу.

Как детей воспитаешь, так и старость встретишь. У меня она золотая, дети, внуки, правнуки - богатый я человек!»

Тамара НАЗИНА

Фото автора

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Выборы

Партии-«двойники»: как нас хотят запутать на выборах

Депутат Государственной Думы, заместитель председателя парламентского комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи, а так же секретарь ЦК КПРФ Юрий Афонин на прошлой неделе побывал в Оренбургской области.

Право

Влетели на шесть миллиардов

Компания «Аэрофлот» выставила иск «Оренбургским авиалиниям», сумма которого, по имеющимся данным, превышает шесть миллиардов рублей.

возвращаясь к напечатанному

Ремонт после взрыва

В доме № 2/1 на улице Алтайской областного центра продолжаются работы по ликвидации последствий взрыва бытового газа.