Потребитель / Связанные одной паутинкой

Связанные одной паутинкой

Даже люди, имеющие весьма смутное представление о местонахождении Оренбуржья, знают про наш пуховый платок. Однако за рыночные десятилетия сильно поредели стада местных коз и заметно меньше стало пуховниц. Что сегодня представляет из себя главный оренбургский бренд?

Васса ЯКУШЕВА

Фото Галины ФОМИНОЙ

 

Станок японский, пряжа африканская...

 Председатель правления СПК (колхоза) «Донской» Беляевского района Рашит Махмутов, перечисляя тех, кто покупает у него пух, говорит о предприятии «Оренбургские пуховницы», о мастерицах из деревень и даже о китайцах. Нет в этом списке только самого главного нашего вязальщика - фабрики пуховых платков. Руководитель крупнейшего на сегодня козоводческого хозяйства области вспоминает, что прежде фабрика понемногу его товар брала, но... было это очень давно.

И действительно, в прежние времена фабрика не только платки вязала, но и с сырьем возилась - мыла, чесала, делала пряжу. Рассказывают, правда, что все равно предпочитала она пух привозной. С коротким оренбургским станки не могли справиться, потому его использовали лишь для смески.

- Сейчас мы занимаемся только вязанием, - говорит генеральный директор ООО «Оренбургский пуховый платок» Олег Гремпель.

- А из чего вяжете?

- Берем сырье на всех фабриках, где делают пряжу, подходящую для нашего производства. Приобретаем в Италии, Японии, ЮАР. Лучшей на сегодня в мире не существует. Мы выпускаем очень качественный продукт, и пряжа для него должна быть соответствующая. В России пряжу сейчас не делает никто!

- «Оренбургские пуховницы» делают. Причем из местного пуха.

- И сам я, и мои ребята ездили, искали по селам - нет сегодня в Оренбургской области пуха, из которого что-то можно сделать! Найдите мне реального производителя, у которого был бы хоть десяток коз! Ни объемы никуда не вписываются, ни характеристики. Приносили фотографии, как выглядит местный пух, - он ужасного качества!

Если бы не присутствовала я в феврале в «Донском» при ческе тамошних семи с лишним тысяч голов, если бы не держала в руках чистый и нежный пух домашних козочек, если бы не видела, как прядут тончайшую ниточку, обязательно поверила бы гендиректору!

Понятно, в промышленных масштабах куда удобнее работать с готовой импортной пряжей. Станки на фабрике давно заграничные. В этом году, по словам Гремпеля, планируется увеличить парк машин вдвое, и опять речь идет не об отечественном оборудовании – его нет. Несмотря на нынешний курс валют, станки закупаются в Италии, Японии… Гендиректор объясняет, что у заграничных производителей нынче проблемы с реализацией и они соглашаются на отсрочку платежа до 20 месяцев:

- Берем инвестиционные кредиты, которые в дальнейшем субсидируются государством.

Конечно, можно только радоваться, что фабрика работает и развивается. Тому, что она у нас вообще уцелела после бурных 90-х, когда канули в небытие и оренбургская трикотажка, и гигантский шелкокомбинат. И что с конца прошлого года это уже не просто фабрика, а индустриальный парк «Оренбургский пуховый платок», готовый объединить самых разных резидентов, чья деятельность связана с народными художественными промыслами. Через фирменные магазины и дилерскую сеть наш бренд можно сегодня купить в самых разных регионах страны – замечательно! Вот только в какой мере можно считать его оренбургским?

 

Разница имеет значение

- Даже связанный на импортных машинах фабричный платок остается оренбургским. Он изготовлен в Оренбуржье по всем законам орнаментики, композиции, со всеми нашими узорами, элементами. У фабрики есть прекрасная коллекция «Возвращение к истокам», где используется натуральный шелк. И пух берется козий. Хотя, конечно, слово «оренбургский» предполагает все же пух местной породы коз. Да, он короткий, но потому и появились наши ажурные платки, где пух не заволакивает дырочки и рисунок хорошо виден, - объясняет заведующая галереей «Оренбургский пуховый платок» городского музея изобразительных искусств Ирина Бушухина.

Создание настоящего бренда, из местного пуха, как и в XVIII веке, остается заботой мастериц-рукодельниц.

На Центральном рынке интересуюсь у бабуси, рекламирующей мне «оренбургский сувенир»:

- Из какого пуха паутинка?

- А вам какая разница? Она оренбургская, ее сестра связала.

Потом нехотя признается:

- Ну, из среднеазиатского… Да вы не сомневайтесь - из короткого оренбургского никто не вяжет платки, только варежки-носочки. В пряжу для паутинок и шалей его в лучшем случае подмешивают!

В 70 - 80-е годы прошлого столетия пуховязание в Оренбуржье переживало свой расцвет, но и тогда на продажу платки изготавливались чаще из пуха волгоградского, алтайского - с которым возни поменьше. Однако для себя, на подарок или на выставку мастерицы и сейчас работают все же с оренбургским. Он и на ощупь нежнее, и теплее. Откуда такая теплота у короткого пуха? Специалисты объясняют, что если под микроскопом оренбургскую пушинку на разрез посмотреть, внутри она полая. Воздушная прослойка создает эффект термоса.

В советские времена комбинат пуховых платков объединял до 8 тысяч рукодельниц Оренбуржья - помогал им и с местным сырьем, и с реализацией готовых паутинок, палантинов, шалей. Женщины вязали дома, после основной работы или дел по хозяйству и имели социальные гарантии. Но в отличие от фабрики комбинат реформенные 90-е не пережил.

 

Грязная работа – для машин

Мастерицы все равно объединяются, без этого тяжело. Самое крупное на сегодня их предприятие - ООО «Оренбургские пуховницы». 15 лет назад создала его Альбина Абсалямова. Она родом из Зубочистки-1 Переволоцкого района, где оренбургский народный промысел всегда был развит. Вязали и мама, и бабушка. И сама Альбина с пяти лет со спицами в руках. Муж ее «в пуху» вырос: его отец в свое время для фабрики пух по всей области заготавливал и Фаиль прекрасно разбирается в качестве сырья и в тонкостях его переработки. Вот и получилось семейное предприятие, объединяющее сейчас 86 оренбургских мастериц из разных районов Оренбуржья.

Поначалу это ООО только вязало - тогда ему хватало на год 30 - 50 килограммов пуха, закупленного по частным подворьям. Потом появились отечественные машины - для трепки, для чески сырья, а теперь куплены уже и итальянские станки, позволяющие не только доводить пух до нужного качества, но и делать из него пряжу.

- У нас у единственных в Оренбурге есть цех по переработке! - с гордостью говорит Абсалямова.

Теперь каждый год в марте-апреле это предприятие закупает по области уже две с лишним тонны пуха - и на частных подворьях, и в «Донском». О существовании козоводческого хозяйства Абсалямова узнала лишь четыре года назад, но очень рада знакомству: качество пуха ее вполне устраивает.

Свои мастерицы прядут, как правило, сами, но предприятие избавляет их от грязной работы - в цеху пух вычесывают, стирают, отбеливают и отдают надомницам в «ленте». А стограммовые моточки готовой пряжи охотно разбирают вязальщицы со стороны, в том числе и из других российских регионов.

Это предприятие изготавливает из оренбургского пуха не только платки, но и пончо, безрукавки, пледы - все, на что есть покупательский спрос. В разных населенных пунктах почерк у мастериц разный: в Медногорске прядут в основном толсто и вяжут на крупных спицах, в Кувандыке работа тонкая, в знаменитом Желтом Саракташского района - тоже. Плюс у каждой пуховницы свои особенности почерка. Альбина обговаривает с надомницами, что конкретно те будут вязать, только узоры не заказывает: рукодельницы - те же художницы, творят по вдохновению.

Понятно, что ручная работа стоит дороже машинной, хотя есть платки и попроще, и пошикарней. Это настоящий брендовый, штучный товар, который может служить владелице всю жизнь и потом перейти по наследству к внучкам-правнучкам. Однако где у «Пуховниц» фирменные магазины? Только в Оренбурге, Орске и Бузулуке. Абсалямова возит продукцию и по российским, и по международным выставкам, и на фестивали народных художественных промыслов. Из правительства области к ней регулярно поступают заказы на платки для подарков. Альбина свидетельствует – наши изделия всюду знают и любят. Но очевидно: жителям других регионов доступен главным образом платок фабричный. Иногда ушлые торговцы продают под оренбургской маркой и вообще невесть что - и кто потом подскажет покупателю не судить о бренде по дешевой подделке?

 

Учиться пока есть у кого

Платки Людмилы Дмитрачковой в магазинах не встретишь. Каждый из них - произведение искусства, и заказчики очень и очень солидные. Людмила Николаевна с радостью согласилась показать, как изготавливается настоящая оренбургская паутинка. Вот чистый белый козий пух, привезенный с одного из подворий под Саракташом, вот так он вычесывается, вот так из получившегося легкого облачка прядется тончайшая ниточка, которая потом сучится с шелковой (для теплых шалей - с хлопчатобумажной). Вариант, когда пух сразу запрядается на другую нитку, считается неправильным. И все, дальше - вязание: широкая кайма, решетка, богатая середина... Кошачьи лапки, соты, косорядки, глухотинки... Стандартные узоры, которые на спицах настоящего мастера складываются в неповторимую картину.

Имена Римы Якуповой, Розы Гумеровой, Миннур Ишмухаметовой и других современных оренбургских пуховязальщиц известны далеко за пределами области. Но так ли много сегодня у них последовательниц? Увы, даже в селах с вековыми традициями этого промысла количество вяжущих за последнее время резко сократилось.

Альбина Абсалямова признает: среди ее надомниц в основном женщины пенсионного и предпенсионного возраста, молодежь это ремесло не увлекает.

- Постоянно ищу талантливые руки, но желающих работать ими совсем не так много.

- Традиционный для Оренбуржья промысел сегодня поставлен в жесткие условия выживания, - признает Ирина Бушухина. – Но, слава богу, существует еще отделение пуховязания в художественном колледже. Учрежден областной День пухового платка, который отмечается 14 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. И у нас в музее собрана уникальная коллекция, на которую можно равняться.

Спрос на пуховые платки по-прежнему высок. Они не только создают ощущение домашнего тепла и уюта - в них не стыдно появиться в офисе и в театре, паутинки оригинально дополняют даже вечерние наряды, и гости Оренбурга неизменно стараются приобрести знаменитое изделие. Но как же хочется, чтобы не порвалась связующая времена тонкая пуховая нить!

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Отдых

Дикие пляжи только кажутся безопасными

В новом купальном сезоне в необорудованных местах на водоемах утонуло 45 человек. Обострившаяся ситуация с гибелью людей на воде, в том числе детей, вынудила администрацию Оренбурга и представителей МЧС отреагировать и отправиться в рейд по опасным местам.

Проблема

Канализация течет в реку

До недавнего времени объектов долгостроя в Бугуруслане было два: драматический театр и очистные сооружения. Многие сегодня задаются вопросом: а может быть, надо было с театром подождать, направить сначала все средства на более важный объект?..

Образование

Новая школа готова к открытию

Школа № 88 в 20-м микрорайоне Оренбурга, рассчитанная на 1 135 учеников, откроется 1 сентября. На данный момент там полностью завершены все работы.

Дети

«Город детства» - оренбургский «Сириус»

Глава региона Юрий Берг побывал в оздоровительно-образовательном центре круглогодичного действия «Город детства», расположенном в зоне отдыха «Дубки» областного центра.

Дети

Большие жертвы маленькой беспечности

Только вдумайтесь: гибель здоровых ребятишек от внешних причин в общей структуре смертности занимает 2 – 3-е место! Среди детей до 1 года - от 8 до 10 процентов. Получается, каждый десятый ребенок. И этих смертей в принципе не должно было быть.