Милосердие / Помолитесь за Ульяну!

Помолитесь за Ульяну!

Каждый вечер в 23.30 в доме Кальченко – Архиповых зажигают церковную свечу. Пока тихо потрескивает пламя, родители четырехлетней девочки, крещенной как Иулиания, просят у Бога ее исцеления от страшной болезни – саркомы мягких тканей.

Настасья СПОЖАКИНА

В эти минуты вместе с ними молитву по соглашению читают десятки людей по всей стране – в Оренбурге, Питере, Москве, Гае, Магнитогорске, Краснодаре... Все, кто увидел через социальные сети, как некогда жизнерадостный ребенок с каждым днем угасает. Их сердца разрываются на части от такой несправедливости: раз болезни посылаются нам за грехи, почему прямо на глазах у родителей умирает этот милый, еще не видавший жизни ангелочек?

Болезнь, увы, не страшный сон

У Евгении Архиповой, мамы Ульяны, все подсчитано: позади 7 курсов химиотерапии, 10 месяцев лечения, десятки отказов из российских клиник лечить малышку и 20 миллионов южнокорейских вонов, чтобы воспользоваться шансом на выздоровление девочки за границей.

- Бывает, позовет меня: «Мамочка, давай с тобой по-английски песенки петь». Последние полгода она смотрит мультики и сама учит язык. Я же английский не знаю, объясняю ей. Тогда Ульяна запевает соло в надежде, что мама тоже когда–нибудь ей подпоет, - с полными слез глазами рассказывает Евгения. - В такие моменты мне кажется, что весь последний год я видела страшный сон. Нужно только распахнуть веки, и моя доченька, как и раньше, будет здорова.

Но сделать этого нельзя. Сердцу матери остается только беречь пламя надежды и гнать изо всех сил леденящие до дрожи мысли о непоправимом. Еще год назад Ульяна, любимица всей большой семьи Кальченко - Архиповых, со свойственным ей упрямством постигала окружающий мир. Родители рассказывают, что это невероятно талантливый ребенок – сама выучила все буквы, цвета, вот и за иностранные языки принялась. Сейчас малышке даже не разрешают вставать. Злокачественная опухоль перебросилась с шеи на позвонки: велик риск, что кости могут разрушиться под весом головы. Поэтому маленькое, высушенное лошадиными дозами химии тельце несколько месяцев приковано к кровати. Лебединая шейка спрятана под поролоновым воротником Шанца. Саркома мешает ей есть, а недавно злокачественная шишка вдруг лишила девочку голоса. Родители думали - все. Но то ли сила молитвы, то ли сама Ульяна со своим характером настоящего бойца за жизнь преодолела этот криз.

 

Антибиотик против опухоли

А было счастливое, беззаботное детство! Весна. Солнышко то пряталось за тучи, то припекало Ульянины ладошки. Каждый день мама и дочка выходили собирать первоцветы на окраинах поселка Нижнесакмарский, где они живут, рядом тявкал любимый пес Тобик. Однажды малышка пожаловалась на боли в шее, начала чуть склонять голову на левый бок. Доктора сперва списали симптомы на простуду – погода-то переменчивая, потом на миозит. Позже - на подвывих, девочка даже лежала ночь на вытяжке головы. Но боль не утихала. Практически каждый день беспокойная мать будила Ульяну ни свет ни заря, и они мчались к врачам.

- После всех этих мытарств нас наконец посмотрел молодой врач Центра детской хирургии Андрей Баканов, - вспоминает Евгения. - Посоветовал подождать с недельку действия антибиотиков, назначенных другими докторами, и прийти на прием.

Через неделю мама и дочь были у Баканова. А дальше знакомая раковым больным цепочка событий: биопсия – диагноз - шок. Безмятежный мир рухнул в одночасье.

 

Списанные дети

За 10 месяцев лечения Ульяна пожила дома 5 – 6 дней. Врачи областного онкологического диспансера пытались выхватить девочку из чудовищных лап саркомы. Первые три курса химиотерапии поначалу обнадеживали. Опухоль уменьшалась на глазах, малышка все чаще дарила маме улыбку, ведь боли отступали. «До осени мы лечились, окрыленные надеждой», - говорит Евгения.

Но ни врачи, ни верящая в чудо мать не предвидели, как коварна может быть опухоль. Дозировка химических препаратов росла, но саркома не отступала. Онкологи меняли один препарат за другим, пытаясь найти эффективное средство. Вырезали шишку диаметром 10 сантиметров, провели лучевую терапию. Но рак из пораженных клеточек вновь возрождался и продолжал мучить Ульяну.

 - Как я понимаю, опухоль смогла адаптироваться к этим препаратам. Онкологи убеждают, что самая успешная терапия - по протоколу - документу, где указаны алгоритмы лечения саркомы. Сегодня изобретено столько альтернативных способов борьбы с онкологией, а наши дети умирают, потому что в документе прогрессивные методы не прописаны! – возмущается Евгения. - Пока мы с Ульяной лежали в больнице, на моих глазах восемь (!) детей ушли из жизни. Мы только по новостям слышали, что какой-то девочке вылечили определенный вид рака с помощью новых препаратов, а у нас в Оренбурге мальчика с точно таким же диагнозом списали. И как ни горько это осознавать, Ульяну тоже списали.

Евгения до глубины души благодарна оренбургским врачам. Без иронии. По ее отзывам, это очень умные, высокопрофессиональные, опытные специалисты. Но они, как и вся онкологическая служба России, загнаны в какие-то созданные системой здравоохранения рамки. Невозможно примириться с несправедливостью, когда в Новосибирске успешно испытывают прорывную технологию - гипертермию (нагревание тела человека почти до 44 градусов), в Москве – эмболизацию (закупорку) сосудов, питающих опухоль, еще в нескольких городах анализируют действия цитопрепаратов нового поколения, а другие дети в это время умирают!

 

За надеждой - в Корею

Согласно протоколу оказания медицинской помощи с Ульяниным диагнозом ей показано лишь паллиативное лечение. То есть элементарное обезболивание. Думаю, вы догадываетесь, какие шансы на жизнь дали наши врачи малышке. Как бы цинично это ни звучало, лечить девочку нашему государству стало экономически неэффективно: какой смысл вливать в организм дорогостоящие препараты, которые не намечают никакой динамики? Одна за другой российские клиники (даже НИИ!) отписывались Евгении: только паллиатив.

- Я и предположить не могла, что столкнусь с такой стеной, - вздыхает мать. – Однажды тетя Ульяны пошла на прием к питерским онкологам – они тоже поначалу открещивались. А потом просто по-человечески посоветовали: обратитесь к заграничным врачам, у них там руки относительно методов лечения развязаны.

Израиль, США, Германия - куда только не стучались Кальченко! В клиниках этих стран предложили для начала пройти обследование, но только в корейском медицинском центре «Самсунг» сразу озвучили и возможное лечение – современные химиопрепараты и пересадка стволовых клеток.

 - Пока это вилами на воде писано. Врачам сначала надо все досконально изучить, но в Корее по крайней мере нас уже готовы принять, - показывает приглашение Евгения. - 20 миллионов вонов, или 1,2 миллиона рублей – столько они запросили. Плюс примерно 19 миллионов рублей в течение года на само лечение. Сумма огромная, но, пока есть хотя бы малейший шанс спасти мою дочь, мы будем бороться за каждый ее день. Нам очень нужна сейчас любая поддержка. Даже рубль, который смогут пожертвовать узнавшие о нашей беде люди, очень дорог для моей малышки.

Стоит только удивляться, с какой выдержкой и терпением воспринимает все происходящее Ульяна: бесконечные уколы, встревоженные лица родителей, журналисты и незнакомые люди, пришедшие ее навестить. За год своей болезни девочка будто подзабыла, что она еще ребенок. Что ее любимые игрушки в ожидании выздоровления пылятся на полках, что собачка Тобик ждет не дождется ее на прогулке, что радоваться и заливаться смехом – это совсем не больно, а даже забавно. Когда Ульяна заболела, Евгения взяла лист бумаги, карандаши и нарисовала хорошие клетки, которые надо поддерживать - умываться, кушать, и плохие – если не пить таблетки, то они вырастут. Свое лечение малышка, видимо, тоже приняла за игру. Но как объяснить ребенку, почему эта игра оказалась настолько мучительной и жестокой?

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Жилье

Ипотека в помощь

Прошедший год стал самым благоприятным для рынка ипотеки в Оренбургской области за всю историю его развития.

Закон и порядок

Разводили людей по всей России

В Октябрьском районном суде началось рассмотрение громкого дела в отношении организованной преступной группировки.

Семь дней

Вдогонку за «цифрой»

На днях в отдаленных районах РФ стартовало досрочное голосование по выборам президента страны.

Праздник

Один… в части!

Армейская история Евгения АРАПОВА, главы города Оренбурга.

Праздник

Совершенно секретно

Армейская история Владимира БУХАРОВА, заслуженного артиста РФ, актера областного театра драмы.

Праздник

Как вырастить патриота

В последнее время ни одно массовое мероприятие с военно-патриотическим уклоном не обходится без юнармейцев.