Милосердие / Погибает не собачка – погибает человек

Погибает не собачка – погибает человек

Массовое и спланированное убийство животных в Хабаровске двумя несовершеннолетними девушками заставило вздрогнуть жителей многих городов России. Шокированы и оренбургские волонтеры – может, даже не из-за извращенности увиденных в Интернете сцен (похожие «результаты» живодерства они не раз наблюдали воочию), а от бессилия - их каждодневные попытки достучаться до человеческих сердец и власти терпят фиаско.

Настасья СПОЖАКИНА

Чуть больше года назад в Хабаровске приняли закон, по которому дворняг отлавливают, дают псинам несколько дней на чудо – вдруг кто-то решит подарить им дом – и «утилизируют». Вам эта схема ничего не напоминает? Как под копирку снятая с действовавшего ранее порядка отлова бездомных животных в Оренбурге. После возмущений наших зоозащитников несколько лет назад хвостатых перестали усыплять смертельным сном, их начали стерилизовать и отпускать на волю. По крайней мере, так дела обстоят на бумаге. Прививку жестокости обществу сделали, когда «утилизацию» узаконили. И ни к чему скрывать формулировку «добро на целенаправленное убийство» под толерантными эвфемизмами. Результат один и тот же. Вот и хабаровские 17-летние подружки, видимо, рассудили: если государству можно умерщвлять Мурок и Барбосов, то и мы вольны вспарывать животы, стучать по беззащитным комочкам молотком... И на протяжении нескольких месяцев фото и видео расчлененки собирали «лайки» в группе соцсети: в здании заброшенного крематория девушки с невиданным хладнокровием расправлялись с 15 кошками, собаками, птицами. Они находили животинок по объявлениям «Пристрою в хорошие руки». Вообще, по статье «Жестокое обращение с животными» грозит всего до 2 лет лишения свободы при самом строгом раскладе. Скидку могут сделать и на возраст несовершеннолетних, и на сотрудничество со следствием. А скольких нервов, сил, денег стоила волонтерам каждая спасенная от улицы жизнь!

В Оренбурге тоже есть свой «крематорий». Как рассказали нам местные волонтеры, в южном районе города, в лесопосадке на улице Амурской, с сентября 2014 года по март нынешнего они находили трупы животных со следами жесткого обращения – колотые раны, дыры от пуль, переломанные лапы, обрубленные хвосты. Это не выдуманные сказки, в редакции есть фотографии – доказательства всех зверств, и людям со слабым сердцем этого кошмара лучше не видеть. Всего добровольцы сообщества «Подари им жизнь» нашли на Амурской больше 10 искалеченных и мертвых собак, кошек, некоторых из них удалось спасти. Листаю фото и недоумеваю: как можно было оставить без наказания все эти примеры жестокости, почему не обращались в полицию? Но бывалые волонтеры на собственном опыте убедились – привлечь к ответственности живодера, которого поймали за руку, получается крайне редко. Что говорить о случаях, когда следов не найти?

И пока жители всей страны подписывают петиции с требованием по всей строгости наказать хабаровских живодерок, пора остановиться и спросить: так чем же мы лучше? Тем, что на видео изуверства не снимаем? Когда-то принятые правила об «утилизации» бездомных псин привели к обратному эффекту: погибает не собачка или кошечка – все человечное в нас с вами. В наших детях, в конце концов. Оренбургским зоозащитникам однажды пришлось выхаживать котенка, которого ребятня бросила гореть в костер. Правда, принес его на спасение такой же мальчишка. И тут хочется с облегчением выдохнуть – надежда еще есть...

Жестокие решения в законодательстве порождают извращения в обществе: разрешили «утилизацию» - и для кого – то убийство уже не считается чем-то предосудительным. Лишь погрозите пальчиком живодерам, и их действия уже не кажутся преступлением. Подняли руку на животное, а какой следующий шаг - беззащитный старик, ребенок, бомж? Вот почему сильным мира сего так важно именно после хабаровских убийств услышать людей, которые массово требуют пересмотреть сроки тюремного заключения за жестокое обращение с животными, снизить возраст уголовной ответственности по этой статье и реформировать антигуманное законодательство по регулированию численности дворняжек. Если этот случай наконец не разбудит в наших сердцах добро, нет никаких гарантий, что безнаказанные живодеры все–таки не переступят ту запретную черту.  

 

 

Садизм закладывается с самого нежного возраста

 

Случаи жестокого обращения с животными в России приобретают черты национальной беды. Хабаровские живодерки – это, пожалуй, последняя капля, которая объединила добрых людей по всей стране и заставила выразить протест. Но где собака зарыта – в чем причина обострения нечеловеческой жестокости? Этот вопрос мы задавали нашим респондентам.

 

Людмила Зубова, доктор психологических наук, профессор ОГУ:

- Агрессивность рождается вместе с человеком, только проявляется она у каждого по-разному. У одних - в конструктивной форме. Это, как правило, занятия спортом. Нужна доля агрессии, чтобы победить. У других – в деструктивной. Это насилие над теми, кто слабее - животными, детьми. Глядя на извращенные формы людского садизма, нужно признать: не срабатывают социальные институты по воспитанию личности - профессиональные учебные заведения, школы. Но главный институт - семья. Если ребенок начал проявлять агрессию, вероятнее всего, пример подают родители. Только жестокость порождает жестокость. Если малыша любят, хвалят, то и он никогда не пнет собаку и не будет таскать за хвост кошку.

 

Алексей Захаров, инженер-архитектор:

- Хабаровчанки распространяли свои видео через Интернет, и корни надо искать там. Всемирная паутина – это благо для человечества и одновременно - страшный вред. Сколько примеров, я бы даже сказал, наглядных пособий, которые в деталях показывают самые жестокие вещи. В Китае, например, трансляции в прямом эфире пользуются огромной популярностью, в том числе и среди детей. И кто может гарантировать, что вашему ребенку, подписанному на частный канал, не будут демонстрировать те же издевательства над животными? Надо в первую очередь родителям быть начеку, но и государство должно фильтровать информацию, распространяющуюся в СМИ и Интернете.

 

Наталья Моисеева, волонтер по помощи бездомным животным в Оренбурге:

- В России нет нормального закона, который бы защищал права животных. Да и тот, что есть, не работает. Я не раз сталкивалась с открытой ненавистью к животным, как результат - массовое отравление кошек и собак у нас во дворе соседями. Воспитательная беседа – это максимум, что мы можем сделать, участковые на такие случаи, как правило, не реагируют. Волонтеры повидали много случаев изощренной людской жестокости, когда животных калечат целенаправленно. За что? За то, что они доверяют людям? А сколько погибает по пьяной прихоти… В прошлом году, например, было резонансное дело. Изрядно выпивший мужик стрельнул потехи ради в собаку и попал ей в голову. Песика спасли, но глаз пришлось удалить. И снова все осталось безнаказанно! Пока человек не начнет бояться, что может попасть за щенка в тюрьму, живодерство будет процветать.

 

Ольга Татаринова, госслужащая:

- Помню, как в детстве всем двором хоронили воробушка. Сколько слез, трагедии было в каждом из нас. А сейчас – что за дети, откуда они черпают эти примеры жестокости?! Думаю, что лет с восьми ребенок уже должен осознавать, что издевательства над животными – это преступление. Поэтому возраст субъекта по 245-й статье Уголовного кодекса должен быть снижен с 16 лет, как минимум, до 10. Есть вопросы и к хабаровским волонтерам, которые доверчиво отдавали щенят и котят в чужие руки. Раньше в Оренбурге существовало АНО «Забота о животных», его руководитель Денис Большаков заключал договор о передаче животинок, куда записывались паспортные данные, волонтеры имели право приехать и проверить, в каких условиях живет питомец. Добровольцам следовало бы придерживаться таких же правил.

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Природа

Зима на тракторной подошве

В Оренбурге ноябрьский снегопад застал врасплох не только горожан, но и коммунальные службы. Снег вызвал массу проблем как для пешеходов, так и для автомобилистов.

Право

Приговор или оговор? Кто виноват в соль-илецкой трагедии

Соль-Илецкий районный суд на днях вынес приговор по скандальному делу замглавы местной администрации по социальным вопросам Лилии Абубакировой. Она признана виновной и оштрафована на 100 тысяч рублей за то, что не реагировала на жалобы семьи из села Дивнопольного, где отец много лет сексуально домогался собственных детей. Приговор в законную силу не вступил - он обжалован в областном суде.

Культура

Джаз народного единства

Когда небо над Оренбургом становится низким и серым, а градус настроения опускается до нуля, в город приходит он. И дарит море положительных эмоций, неизведанных музыкальных ощущений, драйва и куража. Настоящему народному празднику под названием джаз-фестиваль «Евразия», объединяющему оренбургских поклонников регтайма и блюза, уже 20 лет. И каждый ноябрь мы ждем его с нетерпением.

Финансы

На прицепе у «Локомотива»

В предыдущих материалах рубрики мы рассказывали о сотрудничестве Оренбуржья с Казахстаном и Беларусью. Теперь речь еще об одной составляющей Содружества Независимых Государств и Евразийского экономического союза – Киргизии.

Законодательное собрание

Только отдых – и никакой политики

Учиться и еще раз учиться порекомендовал новичкам Заксоба, выступавшим на втором заседании, опытный депутат Александр Куниловский. И правда – что ни вопрос зададут, то все невпопад, не к месту. Причем этим же грешат и некоторые старожилы от оппозиции. Настолько, что «единоросс» Анатолий Лукьянов попросил вообще не давать им слова. И неизвестно, чем бы закончилось это противостояние, которое, кажется, в шестом созыве только усилилось, если бы не дипломатичность спикера Сергея Грачева. Он напомнил депутатам, что парламента без обсуждений не бывает.

Экстренная ситуация

Кувандыкский шик превратился в пшик

В области раскручивается скандал вокруг кувандыкского горнолыжного комплекса «Долина». Некогда перспективное предприятие на грани банкротства. И будет ли он работать – большой вопрос.

Вопрос-ответ

Блошиные рынки – вне закона

Что делать, если счетчик воды вышел из строя? Почему сжигают продукты? Где в городе можно найти блошиный рынок? На этой неделе наших читателей интересовали самые разные вопросы. С помощью наших экспертов мы попытались ответить на них.

Транспорт

Нет билета – нет с водителя ответа

Поездка по редакционному заданию в поселок Караванный Оренбургского района поначалу не вызвала у меня вопросов: казалось бы, садись в маршрутку на автовокзале, купи билет – и вперед. Для отчета в бухгалтерии затем покажешь проездные документы туда-обратно, и дело в шляпе. Но, как показала практика, на самом деле с маршрутным транспортом у нас не все так просто: даже элементарная просьба выдать билетик вызывает массу вопросов. Впрочем, обо всем по порядку.