Вера / Святыня на обломках

Святыня на обломках

Восстановили храм? Несите ответственность!

Настасья СПОЖАКИНА

Фото с сайта «таинственноеоренбуржье.рф»

Православные верят, что построить храм на грешной земле все равно что забронировать местечко в райских садах Царствия Небесного. Жители села Ильинка Кувандыкского района, затеяв восстановление святыни, не могли даже предположить, что акт их доброй воли расценят по человеческим законам как преступление. Шесть лет верующие собирали средства по копеечке и практически заново возводили дом Божий из груды кирпичей. Теперь сельчане молятся всем заступникам, только бы не пришлось копить деньги на оплату неподъемного для них штрафа...

Наследие пугачевских времен

Полвека старинный храм в Ильинке умирал по-тихому: не заботила его судьба ни правоохранительные органы, ни местные власти. Сельчане тоже способствовали тому, чтобы свято место сровнялось с землей - тащили доски, двери, кирпичи для укрепления хлевов и сараев. К 2010 году только старожилы могли опознать: на месте развалин красовался один из первых каменных храмов Оренбуржья в честь святого пророка Илии. Не молитвы, а лишь ругань алкашей, собравшихся на очередную попойку, доносилась из руин. Крыша заросла бурьяном, а вокруг обломков здания пасся скот да гуси. Могли бы вы представить, что эти развалины – объект культурного наследия не какого-нибудь, а регионального значения? Вот и жители Ильинки не могли! И когда сил не осталось терпеть духовное обнищание села, люди взялись наводить в бывшем храме порядок. Своими руками, надеяться было не на кого. Мусор вывозили не тележками, а «КамАЗами». Взрослые и дети, рабочие и начальники – все трудились ради общего блага: не просто храм - душу села надо спасать!

А ведь здание это не только святыня, но и немой свидетель истории. Во время Крестьянской войны 1773 года село (тогда еще казацкую крепость) взял ближайший сподвижник Емельяна Пугачева Афанасий Хлопуша. Он застал храм деревянным, а к XX веку церковь перестроили в камне. Большевики использовали его как Дом культуры, затем как зернохранилище. А с 1960-х храм опустел да потихоньку стал разваливаться.

- Выдирали с мясом окна, своды сыпались, кирпич обваливался. Смотреть на это безобразие мы не могли, стали собираться на уборку всем миром, - признается председатель православного прихода храма Пророка Божьего Илии Николай Киньшаков. - Осмотрели здание, увидели, что оно переплетено металлом. Пришли к выводу, что в первую очередь надо укрепить стены от дальнейшего разрушения.

Знакомый батюшка подсказал создать общину и зарегистрировать ее как общественную организацию. Приход образовали 22 человека, выбрали председателя, заместителя. Все как полагается. Скоро новости о добром деле распространились по округе, и словно сам Господь посылал

ильинцам помощь – деньги и стройматериалы поступали из Кувандыка, Оренбурга, Краснощекова, Приуральского, Медногорска. Решено было храм восстанавливать по свидетельствам стариков, которые еще помнили его былое великолепие.

Все понимаем, но не простим...

Три года в Ильинке не было дождей. Стали убирать завалы мусора - и на село обрушился ливень. Службу провели – снова льет! Это было в 2010 году, когда повсеместно стояла засуха. В небесной канцелярии, видимо, одобряли начатое дело. Каждый год на восстановление здания собирали около 200 тысяч рублей, за все время, пока шли работы, потратили примерно миллион – пожертвования верующих.

- Все радовались успехам. Крестные ходы на Ильин день набирали больше 150 человек. Верующие приезжали из других городов. И вот когда гордость округи уже спасена, председателю прихода доставляют повестку в суд. Нам предлагают оплатить проект реставрации, который стоит около двух миллионов рублей - это как пощечина для пенсионеров, - негодует заместитель председателя прихода, писатель, почетный житель Ильинки Виктор Неверов.

Из письма министерства культуры и внешних связей области следует, что с 2012 по 2016 год ильинцы «провели работы по ремонту и восстановлению кирпичной кладки, колокольни, стен церкви. Выполнили штукатурку внутренних и наружных стен. Установили окна из пластиковых стеклопакетов, наружную металлическую дверь, устроили бетонные полы». Тут бы возмущаться абсурдностью претензий: мол, ай какие нарушители порядка, взяли да из развалин новое здание возвели! Да, по закону сельчане действительно не имели права проводить реконструкцию самостоятельно.

Оказывается, что восстановление объекта культурного наследия без проектной документации и разрешения госорганов – правонарушение и карается штрафом от 20 до 400 тысяч рублей. Это же годовая стоимость работ в храме! Плюс составление проектной документации (а без нее по закону работать нельзя) обойдется чуть ли не в ту же сумму, что уже потратили на реконструкцию. Кто бы мог подумать, что груду кирпичей еще в 1991 году признали памятником культуры, в котором без разрешающей бумажки даже досочку переставить запрещено.

Первыми на проведение работ на объекте культурного наследия без соответствующих разрешений обратили внимание в региональном управлении ФСБ, откуда и поступил сигнал в минкульт. Оно же в свою очередь как государственный орган по охране объектов наследия не отреагировать не могло. Провело проверку и отправило протокол о выявленном административном правонарушении в суд, чтобы он принял решение, наказывать ли самовольных реставраторов.

Цемент на яйцах, фундамент из камня?

- Даже если бы мы реставрировали храм по всем правилам, то где бы нашли такие же кирпичи? А цемент что, на яйцах пришлось бы разводить? – возмущается Николай Киньшаков.

- Пришлось бы, - отвечает заместитель директора по реставрации компании «РОНА» Татьяна Василенко. - В таких зданиях нет гидроизоляции, и влага из земли просачивается непосредственно в кладку и штукатурку. Когда наступают заморозки, начинается разрушение кирпича. В ильинском храме нарушения есть, это видно даже по фото. Увы, но старые и новые технологии несовместимы. Мы часто сталкиваемся с примерами, когда после такой облицовки кирпич расслаивался и открашивался на глубину 20 - 30 сантиметров. Можете себе представить, что будет с этим зданием спустя лет пять?

По словам эксперта, самый лучший вариант для ильинского храма – попасть в федеральную программу по восстановлению таких объектов. Так в прошлом году реконструировали церковь в селе Державине Бузулукского района, два года назад – церковь в Спасском Саракташского района, где было много утрат и кирпич плохого качества. Но профессионалы аккуратно залатали дыры, и здание получило вторую жизнь.

Николай Киньшаков и рад бы продолжать реставрацию, просить денег у Федерации, да руки после повестки в суд опускаются. 26 лет признанное объектом культуры регионального значения здание разваливалось на глазах, и никому не было до него дела. А как сплотился народ, шесть лет своими руками восстанавливал храм, пусть не по эскизам, как умел, так вспомнили про законы... Удивительно, что за процессом реконструкции следили и областные начальники, даже как-то наведывались в Ильинку. Но никто почему-то не подсказал простому мужику юридические тонкости соблюсти. Все, выходит, видели, улыбались, а теперь на тебе, повестка. Так и живем. Что сочтется заслугой на Божьем суде, в мире человеческом карается по всей строгости закона.

- Мне кажется, что вера творит в душе человека что-то возвышенное. Проходят люди мимо церкви – кто остановится, кто перекрестится. Это место воспитывает молодежь, оставлять его в прежнем виде – вот что было преступлением! – откровенничает председатель прихода. - Какая судьба ждет меня, суд решит. Главное, чтобы в селе сохранили этот дом Божий, который шесть лет плечом к плечу все мы восстанавливали по кирпичику.

Комментарий

Марина ДМИТРИЕВА, начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия:

- Законодатель устанавливает серьезную ответственность и особый порядок деятельности не просто так. Значит, объект, на защиту которого все это направлено, признается ценным, значимым и сохранять его – первостепенная задача. Никто не знает, как неквалифицированные с точки зрения законодательства об охране памятников работы повлияли или повлияют на состояние храма. Что же касается ответственности, то судебная практика свидетельствует – обычно в таких случаях назначаются минимальные штрафы.

Мотивы деятельности прихожан и жителей села понятны и по-житейски оправданны. Вместе с тем необходимо понимать, что требования законодательства должны соблюдаться. Министерство как государственный орган охраны объектов культурного наследия не ставит перед собой цели воспрепятствовать восстановлению храма. Но обязано направить эту деятельность в правовое поле и готово оказывать любую консультативную и техническую поддержку. При этом слепое соблюдение законодательства – не самоцель. Самое важное: в законе заложен механизм, как во избежание искажения архитектурного облика памятника достигнуть восстановления его первоначального вида, а также не допустить причинения вреда здоровью и жизни людей из-за грубых технических ошибок в процессе восстановительных работ. Очень важно разграничивать понятия нового строительства и реставрации. Когда речь идет о реставрации храма, то цель не просто получить здание, в котором будут проходить богослужения, а сохранить свидетеля истории в первозданном его виде. Так, например, установленные пластиковые окна не только нарушают температурно-влажностный обмен помещения, но и не соответствуют архитектурному стилю здания.

 

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Происшествие

И мех, и грех!

Житель Сорочинска готовится предстать перед судом за порчу меховых шуб, которые он опрыскивал серной кислотой прямо на случайных прохожих.

Память

#Пушкинжив

10 февраля Оренбуржье отметит 180-ую годовщину со дня смерти великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

Проекты

Миллионы - на дороги

В 2017-ом Оренбуржье получит 500 миллионов федеральных рублей в рамках проекта «Безопасные и качественные дороги».