Война / Откуда ваххабиты в Пономаревке

Откуда ваххабиты в Пономаревке

2 марта на федеральных сайтах появилась информация о задержании в Оренбургской области «более 15 участников радикальной исламистской ячейки, которые именовали себя «Пономаревский джамаат».

Васса ЯКУШЕВА

Фото из свободных источников

Сообщалось, что часть задержанных прошли обучение в зарубежных учреждениях, где готовят сторонников ваххабитской идеологии. Спецоперация с привлечением ОМОНа наделала в районе много шума, в соцсетях появились фотографии, и началось активное обсуждение.

На сайтах МВД и ФСБ официальной информации найти не удалось. По телефону силовики поясняли, что ее и не могло быть, поскольку работали оперативники, уголовное дело не возбуждалось. Вечером того же дня стало известно: все граждане отпущены на свободу, а изъятая у них литература изучается на предмет экстремизма.

На минувшей неделе я поехала в Пономаревский район, дабы на месте разобраться, что из себя представляет и откуда там взялся этот джамаат.

Стены для молитвы

Наурузово от райцентра совсем близко. Только в Пономаревке основу населения составляют русские, и православный храм издалека виден. А в Наурузово да еще в Дюсметьево, которое подальше, проживают главным образом татары. По определению, значит, мусульмане. У дороги между райцентром и национальным селом - маленький аккуратненький домик. «Вот тут наш джамаат и собирался. И надпись была, что это молельная комната», - показывают местные. Теперь, после визита омоновцев, надписи нет, дверь заперта.

Домик принадлежит местному фермеру Галимулле Хуснуллину. Поставил он его для путников, которые летом из Татарии и Башкирии в Соль-Илецк добираются. Правоверный мусульманин намаз должен пять раз в день совершать, фермер видел, как люди паркуются у обочины, расстилают для молитвы свои коврики прямо на земле, вот и решил всем временный приют обеспечить.

«Я до последнего не знал, что в домике активисты собираются», - признается заместитель главы района по социальным вопросам Владимир Попов. Похоже, местные исламисты наведывались сюда регулярно. А на праздничную пятничную службу добирались в дюсметьевскую мечеть.

В Наурузово мечеть тоже имеется. В начале 1990-х сельчане ее всем миром построили на улице, до сих пор именуемой Коммунистической. Я заглянула туда в два часа дня - застала восьмерых пришедших на намаз мужчин. По пятницам, рассказывают, по 30- 40 верующих здесь бывает. Негусто, конечно, на семьсот-то дворов.

И в «джамаате» совсем не много народу. Наурузовцы не понимают, откуда в федеральных СМИ появилась информация про «более 15» задержанных: в своем селе восемь отколовшихся насчитывают, плюс еще трое их сторонников из Дюсметьево. Пространства в стенах мечети для всех правоверных хватило бы. Почему же часть из них ушла молиться отдельно?

Учителя есть, сети расставлены

Салават Зарипов – обычный житель Наурузово. Посещал мечеть, молился, как все. Халил Кудакаев, более десятка лет занимавший должность местного имама, признает, что в уходе этого парня от традиционной веры есть и его личная вина. Однажды они вместе съездили в Альметьевск, в итоге Салават захотел поступить туда в медресе на «заочку».

- А там учителя были, которые где-то в Саудовской Аравии обучились не нашему традиционному исламу. Ныне их уже нет, но Салавату они достались. К нему и другие сельчане примкнули. Например, Фанис Сабиров - он в МЧС работал, сейчас на пенсии по выслуге лет - раньше ходил ко мне арабский алфавит изучать, чтобы Коран читать, потом перестал. Сказал, в Интернете любые уроки найти можно.

- Салават и другие начали молиться не как мы, - продолжает Кудакаев. - На намаз приходили и спорили - вы неправильно делаете то, это. Я им сказал: «Или совершайте молитвы, как мы, или после нас». Они отказались, взяли у Галимуллы Габдуловича ключи от его придорожного домика.

Халил демонстрирует мне различия в ритуалах: вот так веками делают все руководствующиеся мазхабом Имама Азама Абу Ханифа, а так - те, для кого великими стали Альбани и Ибн Баз... Безусловно, это - внешние атрибуты. Только еще в 1990-х зарубежные исламские радикалы бросили вызов целостности российского мусульманства. Кто называет эту идеологию салафизмом, кто - ваххабизмом, суть одна: стремление к замене светского общества исламским, устроенным по законам шариата.

Президент Владимир Путин озвучил: в Сирии на стороне запрещенного в РФ «Исламского государства» воюет около 4 тысяч россиян. Вице-губернатор Дмитрий Кулагин на днях заявил о примерно двадцати жителях Оренбургской области, замеченных как уехавшие под знамена ИГИЛ. Это официальная цифра, оперативники говорят о большей. Кого-то ловят и судят, кто-то пока гуляет.

В марте прошлого года силовики проводили спецоперацию по проверке молельного дома в Гае, в мае - в Домбаровском районе, теперь в поле зрения правоохранителей попали пономаревцы. А прежде всех были «Бугурусланский джамаат» и медресе «Аль-фуркан», прославившееся участием его выпускников в терактах в Москве, Назрани и в захвате заложников в Беслане в 2004-м.

Владимир Попов убежден: «Пономаревский джамаат» появился по примеру бугурусланского. Сколько ни расспрашивала жителей Наурузово, они не вспомнили, чтобы видели каких-то заезжих проповедников. Другое дело - общение через Интернет, которое кто бы отследил! Председатель Духовного управления мусульман (ДУМ) Оренбургской области Альфит Шарипов считает, что группы в противовес существующим приходам возникают на местах в основном благодаря социальным сетям:

- Люди заходят в Интернет в поисках информации, а попадают не туда.

Имамы живут иначе

А мне, особенно после поездки в Наурузово, кажется, что и от кадровой политики ДУМ многое зависит. Когда имам, исповедующий традиционный ислам, является непререкаемым авторитетом, вряд ли сельчане поверят слову посторонних лиц.

Имамов избирают местные жители, но делается это по согласованию с региональным Духовным управлением. Так вот, в Наурузово авторитет хазрата был... не слишком высок. Халил не здешний, родился в Средней Азии, учился в медресе «Гали» в Самарской области, в Пономаревский район приехал в декабре 2005-го. Уже через пару лет из-за конфликтов с жителями села его чуть не проводили из имамов. В конце 2016-го это все же свершилось.

Кудакаев считает, будто бы приходские старейшины приняли решение о его уходе под влиянием одного из фермеров - спонсора, с которым у Халила опять же конфликт возник. Деды сетуют, что говорили хазрату ходить по домам, приглашать молодых ребят для обучения языку, а он даже тех, кто есть, отваживал, когда не являлся в назначенный для урока час.

- Рыбак он заядлый, - вздыхает один из старейшин, Тимергали Шайдуллин. - На рыбалке постоянно пропадал, на встречи опаздывал, а дома ни скотину не держит, ни птицу, только на подаяния существует. Другие имамы не так живут!

Дом Кудакаевых и с улицы, и изнутри выглядит весьма бедно. Халил объясняет, что официально помещение ему не принадлежит, сельсовет дал, но ведь и забрать может, потому на ремонт не стоит тратиться. Скотины нет, поскольку сарай старый. Жена не работает, трое детей. Зарплату своему имаму наурузовцы положили в 6 тысяч рублей и не могли понять, как, живя на селе, совсем не вести хозяйство. Какой уж тут авторитет?

Когда я приехала, Халил официально еще числился имамом, но фактически уже месяц как новым хазратом стал Владик Сайранов. Местный, молодой, тоже медресе «Гали» окончил, работал строителем и, судя по состоянию дома, намного более хозяйственный. Ну и - вроде неконфликтный.

Деды отступать не согласны

Вернутся ли члены «джамаата» в традиционный ислам? Им теперь остается либо молиться поодиночке, либо искать новое пристанище, либо… находить общий язык с новым имамом и прихожанами мечети.

К Фанису Сабирову мы наведались вместе с Сайрановым, но дома застали лишь супругу Лейсан и двоих младших ребятишек. Сам хозяин уехал в больницу. С сердцем у подполковника в отставке проблемы. Во дворе - взятые на откорм телята, за ними Фанис ухаживает, в комнатах - недавно сделанный ремонт.

- Мне с детства не нравилось, когда пьют, мечтала о тихой жизни, - рассказывает Лейсан. - Всевышний нам с Фанисом показал, как нужно жить. Лет семь или восемь назад мы на намаз встали, я с работы уволилась - сложно парикмахеру пять раз на дню намаз читать. Я счастлива, что Всевышний поставил меня в такие условия! - искренне восклицает женщина и вдруг начинает плакать: - Я хочу мира, чтобы все по-хорошему, чтобы дети были счастливы, а мужа из мечети выгнали!

Салавата Зарипова обнаружили на работе - в Пономаревке, во дворе магазина «Строймаркет». Выйдя к нам, молодой мужчина с рыжеватой бородкой никуда не торопился. Но когда понял, что с новым хазратом пришел корреспондент, заявил только: «Мы теперь вместе молимся, вот за имамом повторяем». Вдруг резко заспешил: «Не буду ничего говорить, мне уже эта история поднадоела. Я работаю, пошел дальше работать!» - и чуть ли не побежал по двору.

Правильно, скажешь журналисту чего не так, а потом опять с ребятами из силовых структур общайся. Если честно, не похожи члены пономаревской группы на настоящих радикальных экстремистов. На тех, кто ради веры готов бросить свое хозяйство, куда-то ехать, воевать и погибать…

Молодой имам подтверждает: после событий 2 марта Салават уже приходил в мечеть на намаз и вел себя как положено. Сейчас в Наурузово очень многое будет зависеть от готовности сторон к компромиссу, от дипломатических способностей нового хазрата. Деды, по крайней мере на минувшей неделе, на уступки были не согласны.

- Конечно, не рады мы тем, кто не только молится не по-нашему, так еще и пропаганду ведет, - признался старейшина Махмуд Нигматуллин. - Как мы от веры отцов откажемся? Нельзя от нее отступать.

* «Джамаат» в переводе с арабского – «коллектив», «община». Группа мусульман, объединившихся для совершения обрядов, взаимопомощи и так далее. В России в 1990-х и нулевых так стали именовать исламистские объединения, созданные для ведения подпольной террористической деятельности. Но в мусульманских странах джамаатом могут называть любой коллектив, даже никакого отношения к религии не имеющий.

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Память

Реконструкция «памятника» - это роскошь

Почему о состоянии старинных домов в Оренбурге вдруг забеспокоились власти? И что выгоднее - бороться за особняк, или обменять его на квартиру в панельном доме для переселенцев? Об этом мы побеседовали с первым заместителем главы Оренбурга Сергеем Николаевым.

Культура

Фестиваль искусств «АРТ-ОКНО»

Фестиваль объединит театр, кино, музыку, литературу, живопись, познакомит оренбуржцев с признанной классикой и представит новейшие арт-течения.

Протест

«Тарифы ЖКХ вывернут все потроха»

В Орске на Комсомольской площади в рамках всероссийской акции протеста КПРФ против социально-экономической политики правительства прошел митинг.

Культура

За кого выйдет замуж Царевна Забава?

В дни весенних каникул Оренбургский драматический театр им.М. Горького приглашает на премьеру чудесной сказки Валерия Ткачука «Летучий корабль».

Семь дней

Икра «вчерную»

Под видом и по ценам русской черной икры фасовали и сбывали по всей России завезенную из Китая икру другой рыбы, в десятки раз дешевле, но по вкусу похожую.

Война

Откуда ваххабиты в Пономаревке

2 марта на федеральных сайтах появилась информация о задержании в Оренбургской области «более 15 участников радикальной исламистской ячейки, которые именовали себя «Пономаревский джамаат».

Спорт

Хоккеист – звезда кино

Знай наших. Нападающий молодежной хоккейной команды «Южный Урал-Металлург» девятнадцатилетний Алексей Ионов оказался звездой экрана.

Проблема

Время убирать свалки

Зима 2017 года прошла, а Год экологии в России пока так и не начался, с сожалением констатировали активисты федеральной общественной организации «Зеленый патруль».