Вера / Место сокровенное

Место сокровенное

Есть места на земле, мимо которых редкий человек пройдет, не задумавшись. А задумавшись, сам себя переспросит: все ли ладно в жизни моей? верную ли дорогу выбрал? Или так себе: качусь, наподобие клубка перекати-поле, гонимый ветрами мнимых перемен, которые и не есть перемены, а только видимость, самообман, морок.

Павел РЫКОВ

Фотографии автора, из свободных источников

Много и глубоко размышлял об этом Николай Ерышев - наш земляк, великий (да, не убоюсь этого слова) русский живописец, народный художник России. Летом он жил и много работал в селе Петровском Саракташского района. А следом за Петровским, в сторону границы с Башкирией, расположилось невеликое теперь село Андреевка. В нем церковь есть во имя Архистратига воинов небесных Михаила Архангела, построенная попечением оренбургского предпринимателя и купца первой гильдии Михаила Чистозвонова и освященная 24 сентября 1901 года. В годы атеистического безвременья она, слава богу, не разрушена. Но, была в церкви и вокруг, как сказано в одной из книг Священного Писания, мерзость запустения. В первую очередь запустения духовного. Об этом написал Николай Ерышев одну из своих самых потрясающих картин. Смотришь на полотно - и никаких слов не требуется.

В начале 90-х в Андреевку приехал Леонтий – митрополит Оренбургский и Бузулукский. Всплеснул руками, подивившись на красоту места и храм. С того самого момента начался новый отсчет дней в жизни храма, ставшего тем зерном, из которого выросла сперва иноческая обитель. А следом – монастырь, названный Свято-Андреевским. Монастырский устав, действующий здесь, строг и подобен уставу, принятому на Святой горе Афон. И это не случайно. Непосредственно руководил созданием монастыря и наставлял послушников, а затем и монахов отец Серафим – оренбуржец, схимник, воспринявший монашеский сан на Святой горе.

В те первые годы довелось мне бывать в монастыре. Для меня, человека, не сталкивавшегося с монастырским обиходом вплотную, как, впрочем, и для любого пришельца из мирской жизни, было диковинным все: и крайняя скудность обстановки, и простота и самодельность одеяний, и необильность трапезы, и вкушение пищи под чтение священных текстов. Но это все – внешние приметы, прежде всего доступные праздному и несвычному взору. Но что было явственным, не напоказ, а по сути – свет доброты, который исходил от монашествующих. Это было по-настоящему диковинным в те свирепые времена - народного обнищания и набиравшего обороты беззастенчивого хапужничества. Тогда невесть откуда взявшиеся «эффективные менеджеры» из бывших комсомольских подъедал, вороватые «красные» директора подгребали под себя заводы, объекты недвижимости, колхозы – все, что плохо лежало. Это время всеобщего распада привычных структур власти и хозяйствования, озлобленности всех на все. Здесь же, в монастыре, - сознательный отказ от благ земных и стяжания. То, что называется аскеза.

Жизнь предоставила мне возможность несколько раз побывать в Киево-Печерской лавре, знаменитой на всю Русь Троице-Сергиевой, где действовали храмы и можно было поклоняться святым мощам. Бывал и на Валааме, в московских Новодевичьем и Новоспасском, Донском, истринском Новоиерусалимском. Тогда, когда и речи не шло о возобновлении там монастырской жизни. То монастыри большие, славные, с многовековой историей, как говорят верующие, намоленные места. Здесь же – ничего, кроме оскверненного храма и откровенной нищеты. Да и сейчас нет здесь злата-серебра, до которого некоторые люди столь падки, полагая, что обладание этими блестящими штучками спасет от недугов и прочих напастей, на которые так щедра бывает суетная наша жизнь. Отец Иероним – эконом монастыря в ответ на мое недоумение пожимает плечами: «А зачем?» И ведет в столярную мастерскую, где делают двери, столы и основу нового иконостаса для храма. Затем везет через брошенные поля в предгорье, где у монастыря есть поле гречихи, которую братия выращивает. А где гречиха, там и пасека. Здесь же запруда, в которой водится рыба, изредка, в положенные дни, попадающая на монашеский стол. Мясо же в монастыре не едят никогда.

Однако не стоит думать, будто здешние места - богом забытая окраина и никогда ничего примечательного здесь не случалось. Село это и близлежащие села и селения появились на ландкарте губернии в XVIII веке в числе первых во исполнение указа государыни императрицы Анны Иоанновны об основании Оренбурга. Писатель и церковный историк Владимир Баклыков, работая в архивах, обнаружил здесь следы имен славных в истории российской. Это и род Крашенинниковых, и Владимир Даль, и родственники Константина Циолковского. И конечно же, наши современники. Столько знаменитостей дала Родине только одна маленькая деревня!

Но вернемся в монастырь. Помимо сокровенной жизни, основа которой молитва, идет жизнь, открытая мирянам. Прежде всего – это служба в восстановленном храме. В будни молящихся из местных бывает немного. Если не считать паломников, постоянно прибывающих в Андреевку в составе групп и на собственных автомобилях. По субботам и в воскресные дни храм полон. Литургия служится истово и благолепно. А кроме того, обычные требы: рождения, крестины, отпевания, венчания. Службу ведет отец Дионисий. К нему за помощью и отпущением грехов едут издалека. Есть в этом человеке нечто тайное, не от мира сего, заставляющее внимать его негромкому голосу и ловить взгляд, обращаемый к тебе и в то же самое время видящий то, что обычному человеку неведомо. После службы, уставший, он, не торопясь, в одиночестве вкушает то, что приготовили братья с послушниками, а затем идет в свою келью, расположенную в корпусе для приема паломников. Дверь закрывается и…

В эти часы никто не смеет беспокоить отца Дионисия. А он берет в руки кисти, открывает сосуды с красками и продолжает заниматься иконописью. Впереди - обновление иконостаса в храме и, следуя прекрасным канонам, пришедшим к нам из глубины тысячелетий, по преданию от евангелиста Луки, кладет за мазком мазок на специально подготовленные доски, используя технику росписи по левкасу. Разные люди приходят в монастырь. Иконописец отец Дионисий не случайно все время, свободное от молитвенного служения, отдает созданию святых образов. Когда-то он окончил художественный институт в Перми, изучал классические образцы живописи в богатейшей Пермской художественной галерее, расположенной, кстати, в здании кафедрального собора, вглядывался в очертания и цветовые решения всемирно известных пермских деревянных скульптур. А потом… Не ведаю, что было потом, что сподвигло на принятие решения об уходе в монастырь. Это одна из тайн души человеческой.

Время шло. Сперва была обустроена и расписана домовая церковка. А теперь множатся иконы деисусного чина для большого иконостаса, глядит на нас лик Пресвятой Богородицы Иверской – воспроизведение одной из главных святынь древнего Афона.

Паломники едут в Андреевку в надежде на избавление от телесных и духовных тягот. И находят здесь утешение и помощь, а истинно верующие и усердно молящиеся - чудесные исцеления. Побыв в монастыре, где для приезжающих братия приготовила места отдыха в двух странноприютных домах, они направляются в горы, которые начинаются буквально за монастырской оградой. Там, высоко, на склоне одной из вершин, бьет мощный источник холоднющей, вкуснейшей воды. Далеко за пределы Саракташского района да и Оренбургской области разошлась слава о ее целебности и святости. Братия монастыря обустроила и обиходит это место. А вокруг – красота неописуемая, божественная…

В заалтарной части территории храма две могилы. Одна – место упокоения Михаила Чистозвонова – промышленника, купца первой гильдии, который охотно и много занимался благотворительностью и оставил нам, своим потомкам, этот чудесный храм, по утрам сияющий в лучах восходящего солнца своими стенами, сложенными из глазурованного кирпича. Вторая могила – схимонаха отца Серафима, возродившего духовную жизнь там, где была мерзость запустения, о которой рассказал нам художник Николай Ерышев.

 

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

100 лет

Век через фотообъектив

В Оренбургском драматическом театре им. М. Горького открыта фотовыставка, посвященная 100-летнему юбилею областной газеты «Южный Урал». На экспозиции представлены работы разных лет фотокорреспондентов издания.

Природа

По следам светлинской Чупакабры. К чертям собачьим

Длинноухий упитанный русак несся по выцветшей осенней степи в точности, как задумал наш стратег - отставной офицер спецслужбы Палыч: наткнувшись на окопчик-скрадок с директором автобазы Сан Санычем, заяц метнулся вправо и чесанул прямо на стог с чиновником Сергеичем. Госслужащий не сплоховал, засвистел что есть мочи, раздувая щеки и ноздри! Увидь его кто из коллег в таком виде, точно попал бы к психиатру... А обезумевший косой, снова сбив дыхание, повернул прямо на меня.

Вера

Место сокровенное

Есть места на земле, мимо которых редкий человек пройдет, не задумавшись. А задумавшись, сам себя переспросит: все ли ладно в жизни моей? верную ли дорогу выбрал? Или так себе: качусь, наподобие клубка перекати-поле, гонимый ветрами мнимых перемен, которые и не есть перемены, а только видимость, самообман, морок.

25 октября – День таможенника РФ

Границы дозволенного

С 10 октября перед пунктами пропуска в Казахстан выстроились длинные очереди из большегрузов с киргизскими номерами. Встали эти фуры и на территории нашей области — у «Сагарчина» и «Маштаково». За все последние годы, с момента создания Таможенного союза, ничего подобного не наблюдалось. Но, очевидно, какие-то вопросы между Астаной и Бишкеком оставались неурегулированными.

Животные

Шанс для хвостатой «банды»

Дачный сезон завершается, а значит, скоро вдоль дорог начнут бегать голодные кошки и собаки. Брошенные садоводами питомцы любят выскакивать на проезжую часть, сводя с ума автомобилистов. Последние часто натыкаются на травмированных животных, а что с ними делать – не знают. Чтобы жучки и мурки были здоровы и больше не оказывались на улице, в областном центре для них открыли приют.

100 лет

И дольше века длился миг

Нам так много лет, что «Южный Урал» давно называют летописцем истории Оренбуржья. По материалам газеты легко восстановить хронологию Гражданской войны, индустриализации и коллективизации, события Великой Отечественной, эпизоды послевоенного подъема экономики, освоения целины, становления промышленности и сельского хозяйства региона. Наше издание – это Оренбуржье в лицах, репортерские свидетельства событий разных лет. Что бы ни происходило в стране, области и обществе, лучшие перья газеты всегда находили возможность писать смело, честно, талантливо, ярко и независимо. Издание не раз меняло свое название, но всегда оставалось верным своему назначению - нести слово правды

Конфликт

Чертополосица раздора

Как бы торжественно ни величали мы землю - матушка, кормилица, надежда, в стране возрожденного капитализма она прежде всего средство производства, чья-то собственность, предмет купли-продажи. И в этом качестве зачастую становится поводом и объектом для разногласий и конфликтов. Тот, что с начала весны разгорается в Курманаевском районе, не единичный, но показательный.

Протест

«Северному сиянию» дали три недели

В минувшие выходные дольщики жилого комплекса «Северное сияние», разместившегося на перекрестке улиц Березки и Театральной областного центра, вышли на митинг.

Спорт

Боец станет ниндзя

Спортсмен оренбургской команды «Новый поток» и клуба «Боец» - мастер спорта международного класса по дзюдо и многократный победитель международных соревнований Михаил Мачин примет участие в съемках экстремального шоу «Ниндзя - русский воин».

Транспорт

Троллейбус повезет за 17?

Кондукторы в оренбургских троллейбусах говорят о том, что цена проезда повысится буквально со дня на день. А какие основания для этого? Ведь доходы наши не увеличились. Тем более что за ними могут и автобусные билеты подтянуться, как бывало уже не раз. И главное - когда произойдет это подорожание?