Интервью / Революция, которой не было

Революция, которой не было

Профессор ОГУ Дмитрий Сафонов представил свою монографию «Факел над бездной: революция 1917 года и Гражданская война на юго-востоке Европейской России».

Валентина СОКОЛОВА

Революция 1917 года остается одной из острых тем, которая до сих пор вызывает споры в обществе. Накануне столетия этого эпохального события профессор Оренбургского государственного университета Дмитрий САФОНОВ презентовал свою монографию «Факел над бездной: революция 1917 года и Гражданская война на юго-востоке Европейской России». По мнению историка, многие годы посвятившего изучению документальных свидетельств того времени, большинство жителей области не хотело ни революции, ни братоубийственной войны.

Жандармов отправили на фронт

- Дмитрий Анатольевич, а Вы какую терминологию используете – Октябрьская революция или переворот?

- Официальная советская пропаганда до 1927 года использовала слово «переворот», и никто ничего уничижительного в нем не видел. Это слово встречается и в оренбургских изданиях 1920-х годов. Сейчас другой подход. Но, как бы то ни было, я придерживаюсь мнения о том, что во всем произошедшем виновата власть. Я имею в виду царя. Революция - это всплеск народного негодования. Нормальные люди не берутся массово за оружие. Они не хотят погибать на баррикадах. Пока была надежда, что жизнь изменится мирным путем, народ держался. Но власть не справилась с этой ситуаций.

- Что заставило оренбуржцев взяться за оружие?

- А здесь это никому не было нужно. В городе ни организованных левых либо либеральных сил, ни интеллигенции. Вся мало-мальски образованная молодежь на протяжении десятилетий после окончания гимназии уезжала учиться в Казань. А казаки - это люди, привыкшие к дисциплине. В районе 1905 года у нас построили станцию Оренбург, в связи с чем появились мастерские. 200 рабочих переехали из Самары. Действовало еще деревообрабатывающее производство. И все. Мощным пролетарским центром мы не были.

Нужно сказать, что после февральских событий указаний из столицы почти не поступало. Временное правительство разродилось большим количеством деклараций, призывов, построенных на эмоциях, трескучих фразах о демократии. В Оренбурге никто себе реальной картины не представлял. Из центра поступали четкие указания только по поводу того, что следует ломать. Жандармов всех уволили. Спецслужбы страны, находящейся в состоянии войны, рядовым составом отправили на фронт. Разогнали полицию, а это и тюремщики, и городовые, и криминалисты, вместо нее велели создавать милицию. Кого можно туда взять? Тех, кто не служил в полиции, кто предан новой власти и имеет минимальные познания в юриспруденции. В итоге из всех уездных начальников милиции самый образованный окончил два курса юрфака. На службу в туда брали и людей с преступным прошлым, так как теперь они считались жертвами царского режима. В Оренбурге начались преступления, которых не знали десятилетиями. Взять, к примеру,

нападение людей в масках на отделение почты с целью грабежа. В селах, вопреки сухому закону, процветало самогоноварение. Народ стал безбоязненно совершать противозаконные действия, полагая, что власть кончилась: «Мы сами теперь закон». Известен эпизод, когда летом 1917 года начальник милиции Орска вынужден был отстреливаться от своих подчиненных, которые хотели его убить. В конце концов милицию там распустили, охрану порядка поручили армии. А тут еще плохие виды на урожай. Весной крестьяне рассчитывали, что им дадут помещичьи земли, совершенно конкретные участки. Земли они не получили, а свои наделы, в надежде на лучшие куски, обработали не полностью. Как только появились слухи о том, что хлеба не будет, поползли цены на все продукты.

Дутов войны не объявлял?

- Откуда тогда черпали информацию?

- Сохранились воспоминания одного из крестьян Оренбургского уезда о том, как в его селе узнали про февральские события. Какой-то мужичок сдавал хлеб на станции и услыхал там, что царя свергли. Когда он дома рассказывал об этом, в дверь постучали жандармы. Вся семья расплакалась от страха… А те пришли за справкой о сдаче хлеба. Но всего лишь месяц спустя прямо в церкви на этого жандарма с криками «Опричник!» набросилось несколько крестьян. И первым начал срывать с него погоны тот рыдавший. Еще стали появляться дезертиры. Временное правительство давало отпуска тем, кто был на фронте. В мемуарах часто встречаются похожие истории: приехал домой долечиваться после госпиталя, стал искать работу. Пошел, например, в милицию, потому что там зарплату платили. Я проанализировал несколько десятков таких воспоминаний. Из их авторов в марте 1918 года, когда был подписан Брестский мир, вернулся на фронт только один. Остальные оказались дома задолго до этого. Естественно, свое бегство они объясняли тем, что война кончилась. Их информации доверяли, ведь это были авторитетные люди извне.

- А как узнали о событиях 25 октября (7 ноября по новому стилю)?

- Информация поступила к губернскому комиссару, видимо, 26 октября. Текст этой телеграммы не сохранился. Но сразу после нее Дутов, атаман Оренбургского казачьего войска, издает приказ. Есть легенда, что тем самым он объявил войну советской власти. На самом деле в приказе речь идет о поддержании правопорядка. Потому что в ноябре должны были состояться выборы в Учредительное собрание. Создается Комитет защиты Родины и революции, куда входит 34 представителя от разных партий, кроме кадетов и большевиков. В этот же день, 26 октября, оренбургская большевистская группа выступает с печатным заявлением, что они не согласны с действиями своих петербургских коллег. Именно так было написано. Они заявляют, что не хотят переворота в Оренбурге и тоже за порядок перед выборами.

В тюрьму по собственному желанию

- У большевиков была связь с центром?

- Считалось, раз у нас пролетарский город, большевиков не могло не быть. На самом деле в 1917 году большевики в провинции – это просто самозванцы. В том смысле, что они не принадлежали к партии Ленина. Большевик – это скорее определение человека решительного, не связанного никакими обязательствами перед другими партиями и государствами. Что и позволяло им действовать радикально. 4 ноября по старому стилю в Оренбург прибывает из центра Цвиллинг. В литературе он представлен как уполномоченный Советом народных

комиссаров. Хотя это было не совсем так. Считается, что Цвиллинг имел отношение ко Второму Всероссийскому съезду Советов. Но списков участников этого съезда не сохранилось. Он авантюрист и погиб вовремя, в 1918 году, когда отправился во главе карательного отряда в станицу Изобильную. Ему было 26 лет. Коростелев в некрологе написал замечательную фразу: трудно понять, то ли Цвиллинг был создан для революции, то ли революция для него. Когда в 1937 году повыкосили старых большевиков, подошла очередная годовщина Октября и стали искать героя, он идеально вписался в этот образ. Ведь погиб за советскую власть. Самуил Цвиллинг окончил только хедер – еврейскую начальную школу. В 14 лет его отправили в Иркутск к старшему брату, который работал на винном складе. Вместе они ограбили аптеку в Омске. Аптекарь был убит. Как соучастнику Самуилу дали 4 года. А потом писали, что он чуть ли не с младых ногтей революционер. В Оренбурге он сумел за два дня убедить всех устроить забастовку. 6 ноября отменили после обеда уроки в школах. В воздухе носилось, что сейчас что-то произойдет. Не работало ничего, кроме водопровода и электростанции. Доходило до того, что хлеб не выпекался и пекари продавали людям тесто. Город был парализован. А 12-го числа из Самары приехал Кобозев, у которого на руках был мандат комиссара нового правительства. Было решено, что он вышлет из Самары вооруженные революционные войска. Но только Кобозев уехал, через день Цвиллинг поднимает вопрос о необходимости немедленного восстания.

- А оно действительно было?

- На мой взгляд, причина очевидна: если бы все шло по плану Кобозева, первым лицом революции был бы он. Цвиллинг призвал создать Военно-революционный комитет (ВРК) и выдвинул себя в качестве руководителя. На очередном заседании Совета рабочих депутатов в Караван-Сарае было решено арестовать Дутова. Меньшевики и эсеры уходят, полагая, что тем самым разрушают легитимность собрания. Но большевиков, несмотря на то что их остается одна пятая от общего числа, это не останавливает. Они начинают готовить выступление. Чуть более 20 из них по приказу Дутова интернируют по станицам. В советских книжках писали, что их планировали убить. Но слова Дутова опубликованы в газетах. Он говорит, что это временная мера и атаманы отвечают, чтобы ни один волос с их головы не упал. Та же информация есть в мемуарах. Более того, Дутов дает представителям местного стачечного комитета личный автомобиль, чтобы они могли навестить своих товарищей. А те потом требуют перевести интернированных в тюрьму, потому что в станицах нет нормальных бытовых условий. Так появляется знаменитая легенда, что большевики сидели в тюрьме. Там они устроили сцену по поводу того, что их плохо кормят. В итоге в то время, когда рабочие несли на базар последние вещи, так как им есть было нечего, заключенные получали мясо для беляшей. Им обещали освобождение сразу после выборов. Но такой конец им показался не достаточно эффектным, вот почему они решили устроить побег. Ничего героического в нем не было, так как их особо не охраняли. А в январе 1918-го так называемые красные вошли в Оренбург.

- Почему так называемые?

- Это и отряд улан, и рабочие-добровольцы, и эшелон анархистов под командованием некой Маруси, и эсеры-максималисты. Сотни вооруженных людей вели себя как в захваченном городе. Сознательных революционеров среди них не было. Расстрелы, грабежи на улицах. И когда они выгребли все, начали совершать набеги на близлежащие

поселки. В ответ на это казаки стали самоорганизовываться в партизанские отряды. Город просто замыкают со всех сторон, и эти «красные» бегут. И только в январе 1919 года в Оренбург пришли части Красной армии.

- Как сегодня преподают историю этого периода? У ученых есть единое мнение?

- В 1990-е годы была великая уверенность в том, что вот мы положим перед детьми все аргументы, и пусть они сами разбираются. А им это не надо. Недавно она студентка сказала, что ей не понравился фильм «Неуловимые мстители». Говорит: там дети воюют! это ужасно! В Гражданской войне правых быть не может, потому что это ломка общества, сознания людей. Я читал мемуары, над которыми плакать хочется: ночью постучали, муж вышел - и его расстреляли, а лошадь забрали. Красные это были или белые – семье все равно. Немножко красных, немножко белых и масса людей, которых просто втягивали в это. Очень показательно, что там, где были красные, хотели белых и наоборот. В надежде, что другие будут лучше.

 

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Коррупция

Осудили, как помиловали

Приговор высокопоставленному борцу с коррупцией за тяжкое коррупционное преступление оказался таким милостливым, словно он мешок картошки в пионерском лагере стырил...

Дежурный по области

Согрейте воду!

Где живут птицы зимой, как в городе находят укрытие? Почему отменили вечерние выпуски новостей на «Радио России Оренбург»? когда к жителям трехэтажного дома придет горячая вода? Почему онкобольные не могут получить выписанные им лекарства? Эти вопросы волновали дозвонившихся на телефон дежурного по области.