Персона / Историю меняют не войны, а слова

Историю меняют не войны, а слова

Из воспоминаний полковника службы безопасности в отставке

Василий ОВЧИННИКОВ

Фото: inosmi.ru

От ВЧК до нынешней охранной грамоты России - ФСБ минуло сто лет. К славной дате выпущена медаль. С удостоверением, в изящной коробочке ее будут вручать отличившимся сотрудникам, а также ветеранам службы за многолетний и добросовестный труд.

В Интернете я медаль рассмотрел и уже мысленно прикрепил на парадный костюм. Красивая. Среди всех наград, знаков отличия и просто памятных значков, которых вместе собралось, пожалуй, не меньше, чем на груди незабвенного «дорогого Леонида Ильича», для меня этот символ особенно значим. Он побудил вернуться в прошлое, лет эдак так на 25 - 30. Нет, даже еще дальше, на целых полвека.

С полного согласия

…Летом, ближе к осени 1967 года в редакцию областной молодежной газеты «Комсомольское племя», где я в то время работал, позвонил человек, представился:

- Сотрудник управления КГБ майор Терентьев Петр Иванович. Просьба: подойдите к нам завтра. Генерал Киреев приглашает. К 15 часам. Устраивает время?

- Да.

Он встретил с готовым пропуском, сказав, что Михаил Иванович хочет поговорить со мной насчет возможной работы в КГБ.

- Вы как, не будете против, если поступит такое предложение? - полюбопытствовал и, не дождавшись ответа, повел за собой на второй этаж, в кабинет, в котором мне уже доводилось бывать. Год назад я брал у генерала интервью и затем перед опубликованием выверял текст. Он не забыл. И меня, и наш общий «творческий процесс». Справился о делах, самочувствии и, слегка улыбнувшись, перейдя на «ты», сказал:

- Хочу порадовать: и в обкоме комсомола, и в обкоме партии, куда мы обращались за помощью по кадровому вопросу - охарактеризовать намеченных нами кандидатов на службу в органы государственной безопасности, в отношении тебя получены положительные отзывы. Мы настроены теперь приступить к открытому диалогу. Только не думай, пожалуйста, что тут тебя ждет легкий хлеб.

Я встрепенулся, чуть было не соскочил с места:

- Разве просил?.. Разве напрашиваюсь?

- Напроситься к нам на службу невозможно, - сказал Киреев. - Мы сами приглашаем, и только тех, кто нужен и кто нам подходит. (Раскрыл лежавшую на столе папку.) Послушай-ка, вот что Даллес на своих тайных совещаниях говорит. Ты знаешь, кто это такой? - он заглянул мне в глаза. Я весь напрягся, навострил слух. Он продолжил: - Тебе, как журналисту, следует запомнить: Аллен Даллес - директор американского ЦРУ, наш злейший враг. Читаю: «У нас есть конкретный план действий, чтобы остановить коммунизм. Он разработан умными головами из Гарвардского университета. Мы бросим все, что имеем, все золото, все ресурсы на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим им ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Так мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокоренного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его сознания… Литература, театр, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху…

Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство, наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов - все это мы будем насаждать ловко и незаметно…

Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, растлевать, развращать ее. Мы сделаем из них шпионов, космополитов. Вот так мы это сделаем».

- Ну, что скажешь, товарищ корреспондент? - обратился ко мне Киреев. - Ты ведь политический боец партии. Что будем делать, чтобы противостоять наглым планам ЦРУ?

- Будем усиливать контрпропаганду, - ответил я. - Ничего у них не получится. Они нас боятся, поэтому от безысходности строят такие наивные планы.

- Может быть, действительно наивные, но мы, - генерал указательным пальцем показал на себя, - мы, как бойцы вооруженного отряда партии, не имеем права не реагировать на них.

Позже я узнал, что в КГБ были созданы специальные подразделения, предназначенные для борьбы с идеологическими диверсиями противника. В них-то меня и «забрили» с моего полного на то согласия.

Второе «Я»

В сентябре я был уже в Минске, где недалеко от центра, на улице Биадули, располагалась воинская часть. Из части выходили чернопогонники, и горожане угадывали в них связистов. В действительности это были настоящие и будущие чекисты.

Сюда со всего Союза съезжались такие, как я: уже специалисты в конкретной области, имеющие не только высшее образование, но и определенный жизненный опыт. Среди них были юристы, инженеры, педагоги, экономисты. За год интенсивной, напряженной, без каникул учебы нужно было научиться двум основным сторонам предстоящей работы - оперативному способу получения и использования информации. Термин «оперативный» в данном случае означает не столько быстрое решение задачи, сколько обязательное условие соблюдать при этом строгую конспирацию: чтобы ты делал свое дело, а все вокруг не замечали того, что ты делаешь. Вот ведь волшебство какое! Разве можно так? Нас учили: можно и нужно. Путем присутствия твоего второго «Я». Этим вторым «Я» выступает человек, действующий в твоих интересах, по твоему заданию, причем так, как задумано тобой. Второе «Я» - твои глаза и уши. Помню занятия. Преподаватель - стройный, щеголеватый майор с белорусской фамилией Матусевич втолковывал нам, кто такой агент. Медленно, переваливаясь с пятки на носок, расхаживая перед аудиторией в тридцать великовозрастных школяров и изящно выражаясь, разъяснял что к чему. Все тридцать недавних сугубо гражданских спецов, как недоумки, завороженно слушали его.

- А-а, понял! Я понял! - вдруг непроизвольно, наверное, точно так же, как у знаменитого мыслителя, которому на голову упало яблоко, и он открыл закон притяжения, вырвалось у меня.

- Что вы поняли?

- Агент, - говорю, - это стукач… Коротко и ясно - стукач.

Все засмеялись. Матусевич нахмурился, однако не рассердился, лишь сказал с сожалением:

- Битый час твержу про Фому, а он про Ерему… Стукач - доносчик. Его никто не просит, он сам бежит «куда следует», а то и анонимно строчит: «Враг не дремлет. Шикарно живет. Намедни видел: он ел булку с маслом и запивал лимонадом. Не иначе как на деньги ЦРУ». Корыстолюбцы и психи были, есть и будут. Они - порождение порока. Что тут еще сказать?.. Агент не стучит, а работает.

Разъяснения Матусевича сводились к тому, что агент службы государственной безопасности, в отличие от оперативного работника, негласный сотрудник, призванный государством защищать его интересы. Он - с большой буквы Гражданин своей страны, обладающий высоким чувством долга. Он - патриот. Оперативников готовят в специальных учебных заведениях, агентов вербуют и обучают те, кто удостоился чести быть слугой госпожи по имени Родина. Как бы громко ни звучало, но это так. Во всех государствах по такой схеме добывается скрытая, весьма необходимая информация. За многовековую историю человечество ничего умнее в этом плане пока не изобрело.

Матусевич во всем был прав, скажу теперь уже на основе собственного опыта. Поэтому медалью, посвященной столетию чекистской гвардии, будь это возможным, я бы удостоил всех, кто не из корысти, а исходя из глубокой любви к родному Отечеству был и ныне остается умелым, самым надежным бойцом на невидимом фронте борьбы с противником. Поскольку делать это по понятным причинам категорически нельзя, то не грех сказать им хотя бы спасибо. Здоровья вам, благополучия, дорогие друзья! Что бы мы без вас делали!

Могло быть гораздо хуже

Через год из Минска в Оренбург я вернулся не только с новыми для себя познаниями, но и с каким-то особым пониманием того, что «слова умеют плакать и смеяться, приказывать, молить и заклинать и, словно сердце, кровью обливаться и беспробудным холодом дышать». Появилось твердое убеждение в том, что служба, которую начал, как никакая иная, нуждается в правдивости слова. Привнесенная извне неправда ей вредна, вводит в заблуждение, рождает много проблем. Поэтому, по большому счету, весь смысл работы в том и состоит, чтобы в потоке информации отделять зерна от плевел.

Такой подход к точности слова я старался привить каждому, кто становился помощником, негласным исполнителем отведенной ему роли. И те, кто был моим вторым «Я», знаю, привыкали к требованию, стремились следовать ему.

Мне довелось долго стоять на страже государственной безопасности страны. Время неумолимо все дальше отодвигает события, которыми был наполнен отшумевший век, выветривает из сознания не только имена, но и дух, атмосферу, в какой люди своим трудом, потом и кровью творили историю, нисколько не заботясь о том, чтобы о них говорили с почтением. Теперь воочию видим, насколько прозорлив был наш заклятый недруг Даллес, убеждаемся, что оглашенный им сценарий «умных голов Гарвардского университета» один в один исполнен и стал печальной реальностью. Со смешанным чувством горечи и удовлетворения говорю себе: «Повезло тебе, старина, повезло. Ведь все могло быть гораздо хуже».

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Животные

Хвостатый символ ответит взаимностью

«В квартире Хохловых привлекает внимание шкаф, сверху донизу уставленный кубками - наградами четвероногих красавцев с выставок. «Это еще не все поместилось, остальные статуэтки в пакетах, в двух!» - замечает оренбурженка».

Финансы

За газ платят даже банкроты

В центральном офисе ООО «Газпром межрегионгаз Оренбург» подвели итоги работы в 2017 году, рассказали о задолженностях потребителей газа и о мерах, принимаемых к должникам.

Итоги-2017

Строили, собирали и гостей принимали

Конец декабря - время подводить итоги, анализировать все сделанное и случившееся за уходящий год. Для кого-то из оренбуржцев 2017-й запомнится окончанием института, у кого-то родился сын или внук, кто-то достиг новых высот в своей профессии... А какими событиями останется этот год в истории всей Оренбургской области?

Закон и порядок

А поутру, когда проснемся

Гуляй, но знай! Новое в российском праве с 1 января 2018 года

Дежурный по области

Что в черном ящике?

Как проходит процедура оформления электронного больничного? Можно ли обезопасить себя при покупке товаров в интернете? Что такое биткойн? Эти вопросы интересовали оренбуржцев на прошлой неделе.

Дети

Артем ждет помощи

В редакцию «ЮУ» обратилась мама восьмилетнего Артема Гисматуллина из Новотроицка. Мальчик нуждается в постоянном лечении, и семья просит у оренбуржцев поддержки.

Праздник

Пусть год будет полон сюрпризов

Оренбуржцы еще издали заметили сказочных волшебников. Заметили и не поверили своим глазам: Дед Мороз и Снегурочка с «Южным Уралом» в руках прогуливались по обновленной набережной, превращая ее в волшебное королевство.

Cитуация

Арестовали страуса

После развода орский бизнесмен задолжал бывшей супруге более 300 тысяч рублей. Расплатиться ему предложили имуществом, среди которого значилась и редкая для наших широт птица.