АРХИВ НОМЕРОВ
     
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 89 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Сельские безработные выходят из тени

25.03.2010

Дешевле сидеть дома

В конце 2009 года уровень безработицы в Оренбуржье был на уровне 1,5 процента, сейчас он - 1,9. То есть за первые два месяца 2010-го безработными стали еще почти пять тысяч жителей области и сейчас их, официально зарегистрированных, у нас около 20 тысяч.
Отчего произошло такое увеличение? Может быть, закрылось какое-то очень крупное производство? Нет, ситуация в промышленности   более-менее стабилизировалась (если вообще можно говорить о стабильности в условиях продолжающегося кризиса). Еженедельный мониторинг крупнейших предприятий области свидетельствует, что сегодня в режиме неполного рабочего дня трудится в три раза меньше оренбуржцев, чем год назад. Да и вообще, в последние месяцы лишь каждый шестой из встающих на учет в службе занятости является городским жителем. Всплеск числа безработных дало село. И опять же, не было такого, чтобы вдруг разорился целый ряд хозяйств. Просто на биржу труда пришла некоторая часть прежде не регистрировавшихся сельчан.
В самом деле, цифры официальной безработицы в разы отличаются от реальной ситуации. Так по всей стране, не только в Оренбуржье. И чем больше в том или ином регионе деревенских жителей, тем это отличие существеннее. Развалившиеся хозяйства есть везде. Новые собственники поднимают иногда экономику бывших колхозов-совхозов, но обходятся куда меньшим количеством рабочих рук, и огромная крестьянская масса сидит без дела по домам и существует за счет личных подворий да случайных приработков. Ни в какую службу занятости эта масса не обращается. Со своими зарплатами сельские жители могут претендовать лишь на минимальное пособие по безработице: вместе с уральским коэффициентом - примерно на 900 рублей в месяц. И ради таких денег регулярно мотаться из дальней деревушки в райцентр, чтобы отмечаться, как положено, у специалистов службы занятости? Как раз на поездки все пособие и потратишь. Дешевле сидеть дома.
А нынешний всплеск обращений крестьян на биржу вызван скорее разъяснительной работой министерства труда и занятости населения Оренбургской области.
Помогать директорам государству надоело
В прошлом году, когда стабилизационная программа службы занятости только начиналась, Москва давала регионам право самим смотреть, на что расходовать деньги, лишь бы только снизить напряженность на рынке труда. Тогда из четырех направлений - стажировки выпускников, опережающего обучения, самозанятости и общественных работ - в Оренбуржье наибольшим спросом пользовались общественные работы.
Действительно, для директоров эта форма очень удобна. Из-за отсутствия заказов нечем занять весь коллектив. Но не надо никого подводить под сокращение и отправлять в отпуска без содержания. Просто оформляй людей на эти работы. Пусть убирают территорию, белят, чинят и так далее, а государство за все проведенные таким образом часы заплатит из расчета около пяти тысяч рублей в месяц. Другое дело, что общественные работы нередко существуют лишь на бумаге, для отчетов перед службой занятости и прокуратурой. Самая грязная территория не нуждается в том, чтобы толпа народа убирала ее в течение нескольких месяцев. Спрашиваешь на каком-нибудь предприятии у сотрудника, который тоже на общественных работах числится, что же он помыл, покрасил или отремонтировал за последнюю неделю, - человек глядит на тебя недоуменно: он-то сам и не ведает, по какой ведомости бухгалтерия ему зарплату начисляет, и ни про какие общественные работы слыхом не слыхивал. В прошлом году на одном заводе, зная, что туда тоже деньги службы занятости поступают, я поинтересовалась у директора: "И много народа у вас под угрозой сокращения, на неполном рабочем дне?" - "Никого". - "Тогда зачем берете деньги на общественные работы?" - "Чего же не брать, если дают?!" Но потом директор спохватился, что сболтнул лишнее, и в цехе показал небольшой участок побеленной стены: "Вот, видите, этим наши люди на общественных работах занимаются". Стена была побелена явно не вчера, и на ней уже повисли нити паутины.
В 2009 году через общественные работы той или иной длительности прошли 52 тысячи жителей Оренбуржья. Когда в нынешнем январе областное министерство труда и занятости населения повезло на защиту в правительство РФ стабилизационную программу 2010-го, цифру по общественным работам оренбуржцам урезали до 8 тысяч человек.
- Нам сказали: выбирайте только самых-самых, потому что все предприятия, как правило, частные и, если просто так раздавать частникам государственные деньги, надо снова объявлять социализм, - объясняет министр труда и занятости населения Оренбургской области Вячеслав Кузьмин. - И предостерегли: повторно деньги предприятиям не давать. Если оформляют людей на общественные работы, пусть покажут, что через три месяца заказы опять поступят и у людей появится настоящее дело. То есть бугурусланскому "Радиатору", например, уже ничего давать нельзя. Мы, правда, пошли по нему на нарушение, снова организовали общественные работы, и, наверное, меня за это накажут, но... мы очень надеемся на разворачивающийся сейчас обмен подержанных автомобилей на новые. Это должно привести к тому, что завтра бугурусланская продукция вновь станет востребована. А уйдут люди с завода - радиаторов не будет. Также и директор кувандыкской "Долины" просит: "Дайте еще подержать коллектив, как в прошлом году держали! У меня есть заказы, к апрелю запущу производство!" Естественно, нельзя давать, однако мы понимаем, что проблемы "Долины" оборачиваются огромной проблемой для всего Кувандыка.
На самозанятость просить можно
Область хотела от правительства РФ на стабилизационную программу 2010-го миллиард с лишним рублей. В Москве пообещали только около 640 миллионов. Оренбуржцам сказали: "И больше не получите". В прошлом году говорили так же, но, когда министерство Кузьмина досрочно отчиталось об освоении федеральных денег, выделили еще. В этом году тоже уточнили: "Больше не получите, но вы просите". Правда, сразу оговорили, на что просить можно (то есть какие направления федеральная власть считает для нашей области приоритетными): самозанятость и опережающее обучение.
От финансирования стажировки выпускников государство, правда, тоже не отказывается, и в 2010-м области разрешено не только оплатить работу 1,9 тысячи выпускников учреждений профессионального образования, но и пустить часть денег на поощрение наставников молодых. И все же это направление стабилизационной программы тоже помощь в первую очередь директорам, для которых труд стажеров оказывается бесплатным. А государству важнее развить предприимчивость в простых людях. Поэтому одобренная Москвой стабилизационная программа 2010 года предусматривает опережающее обучение 2,7 тысячи жителей области, находящихся под угрозой увольнения, и организацию самозанятости для трех тысяч безработных.
Волну поднимают крестьяне
В прошлом году государственные деньги на организацию собственного дела получили от центров занятости 2,2 тысячи оренбуржцев. Нынче, повышая плановую для нас цифру до трех тысяч, москвичи утверждали ее с опаской: "Осилите ли?" То есть найдется ли столько желающих ради федеральных 67 тысяч рублей зарегистрироваться в качестве предпринимателей, обзавестись бизнес-планом и потом работать под контролем центров занятости, да еще и налоги платить?
Уже нашлось. За счет того и полезла вверх кривая оренбургской безработицы: дабы получить деньги на собственное дело, крестьяне из давно развалившихся хозяйств поехали в райцентры регистрироваться на бирже труда. Практика прошлого года показывает: наиболее активно участвует в самозанятости деревня: в сравнении с городом на селе 67 тысяч - это все же деньги. В подавляющем большинстве крестьяне берутся за животноводство. Обзаводятся на государственные деньги поросятами, коровами, птицей, выводят из тени поголовье, уже имеющееся на дворе.
Сегодня даже не три, а пять тысяч желающих заняться собственным делом оформляют свои документы в центрах занятости. Чтобы справиться со всей этой толпой до начала весенних полевых работ, министр Кузьмин приказал директорам центров на местах принимать людей с их бизнес-планами ежедневно. Спрашиваю у Вячеслава Петровича: "А что будет с теми, кто не попадет в программу? Получается, две тысячи сельчан зря тратили деньги на разъезды и регистрировались в качестве безработных?" - "В институте тоже конкурс на каждое место", - уклончиво отвечает Кузьмин, но, по всему видно, надеется на дополнительную федеральную помощь.
Государство хотело, чтобы кризис поднял новую волну предпринимательства, и оно ее получило - сельскую волну. Помню, прошлой осенью в Асекеевском районе я залюбовалась на подворье Юрия Александровича Гребенникова. В хлеву лежали неповоротливыми тушами две свиноматки, позади них резвились совсем молоденькие поросятки, в соседнем загоне жевали сено три быка-производителя - с ними на селе немалые деньги заработать можно. Оказалось, хоть перед сокращением штатов и работал Гребенников 13 лет водителем, но за плечами у него ветеринарное образование. Так что кризис просто вернул человека к хорошо знакомому делу. И теперь в планах у Юрия Александровича - открытие цеха по переработке мяса и изготовлению фарша, пельменей и субпродуктов.
Заработал сам - помоги соседу
Кто-то из новоявленных предпринимателей обеспечивает доходами только самих себя, кто-то разворачивается шире и просит в центрах занятости дополнительные рабочие руки. Благо в стабилизационной программе этого года отдельной строкой выделено: область может простимулировать создание тремя тысячами самозанятых еще 1,8 тысячи рабочих мест. За каждого трудоустроенного безработного "новорожденный" бизнесмен получит еще около 50 тысяч рублей.
Своей работой предприниматели этой волны решают проблемы не только собственные, но и других жителей села. Не все же самозанятые в животноводство подались. Один открыл швейную мастерскую, второй - магазинчик в дальней деревушке, третий специализируется на похоронных процедурах - тоже, между прочим, дело необходимое. Сейчас и российское правительство, и соответственно областная власть подвигают самозанятых крестьян к объединению в кооперативы. В производственные, снабженческо-перерабатывающие, торгово-закупочные. Чтобы не только свою продукцию перерабатывали и реализовывали, но и у односельчан молоко закупали.
- Наша ближайшая задача - создать в каждом районе хотя бы один-два кооператива, - говорит министр Кузьмин. - Конечно, не каждый предприниматель на объединение соглашается, у многих выработалась аллергия на колхозы, даже от родственников некоторые стараются отдельно существовать, чтобы и деньги, и дело принадлежали только им. А другие, наоборот, видят в объединении выгоду. Я в прошлом году помог попасть в нашу программу женщине из Шарлыкского района. У нее муж с инсультом лежит и два сына пьют. Теперь обзавелась она коровами, одного сына у бутылки отобрала, к делу пристроила. Недавно звонила мне, благодарила. И уже за соседа просит: "У него есть комбайн, а моим коровам нужно сено, так нельзя ли и соседа на самозанятость оформить?" Спрашиваю: "А на объединение с этим комбайнером согласились бы?" - "Я бы с удовольствием!" Для регистрации кооператива нужно минимум пять физических лиц. Сейчас в каждом районе из будущих самозанятых формируем группы по пять-шесть человек для последующего объединения. Интересные комбинации получаются. Допустим, один разводит рыбу, другой ее коптит, у третьего на том же пруду гуси плавают...
Кузьмин планирует, что к лету официальных безработных в Оренбургской области вновь останется около 15 тысяч. Потому что в самое ближайшее время три тысячи человек оформятся на самозанятость, прихватив с собой еще 1,8 тысячи наемных работников. Да и вообще, весной и летом очереди в центрах занятости всегда поменьше. Не дожидаясь государственной помощи, люди трудоустраиваются действительно сами - на стройплощадки, в полевые бригады и на овощные плантации. Или на собственных дачах возятся. Жаль только, что по окончании сезона вся эта толпа вновь оказывается безработной, пусть  и не проходит она по официальной отчетности.
Васса ЯКУШЕВА.

Вернуться к полному списку

Оставить комментарий











banner
АНОНСЫ №: 239
Сельские безработные выходят из тени

Дешевле сидеть дома В конце 2009 года уровень...

Оружие возмездия

Сколь ни хорош в бою солдат, сколь ни силен...

Проверьте нас на детекторе лжи!

Два года заключения в исправительной колонии...

Орудие преступника - компьютер

Группа киберворов (в числе которых засветился...

Если спросят меня, где взяла…

Считается, что задача журналиста - объективно...

Кто погрел руки на котельных в Акбулакском районе?

От областного центра до Акбулакского района,...

Наш адрес: 460000, г. Оренбург, ГСП, пер. Свободина,4


Телефоны:

Приемная: 77-31-80

Отдел писем: 77-39-72

Отдел Рекламы: 55-14-23

Отдел Рекламы (факс): 77-73-28

Отдел объявлений: 77-42-08


E-mail: s_ural@esoo.ru