АРХИВ НОМЕРОВ
     
пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 2324
25 26 27 28 29 30 31

Преступление ребенка - его протест

14.10.2010

На протяжении последних лет в нашей стране ведутся непрекращающиеся дискуссии о целесообразности введения особого судопроизводства для подростков. Понятно, что необходима профилактика детской преступности: ведь если ребенок оступился, значит, в его окружении что-то не так. Надо понять эти процессы и постараться вновь ресоциализировать малолетнего преступника. Готова ли ювенальная юстиция решить эти задачи, или идея введения правосудия для несовершеннолетних еще слишком сырая? Об этом мы побеседовали с председателем Промышленного суда города Оренбурга Николаем Васильевичем СИЛИНЫМ, три года назад под началом которого в Оренбуржье ввели специализированный детский суд.
- Противники ювенальной юстиции уверены, что под прикрытием лозунгов о защите прав детей всевластные и никому не подотчетные ювенальные органы способны забрать любого ребенка из любой семьи по любому, даже самому абсурдному поводу, а также диктовать родителям, как нужно воспитывать собственных детей.
- Иногда у меня возникает ощущение, что приверженцы такой позиции боятся, что их дети вдруг узнают свои права и начнут подавать на них в суд. Видно, таким родителям есть что скрывать от закона, иначе зачем им отстаивать право на насилие над собственными детьми?
Воспитание ребенка в определенной строгости, приучение его к посту, запрет поздних вечерних прогулок при невыученных уроках и встреч с ребятами из плохой компании - это тоже ограничение свободы несовершеннолетнего. Но ювенальная юстиция, понятно, не расценит такое воспитание как насилие над малолетним, даже если он придет в суд с жалобой на своих родителей.
Другое дело, если, прививая детям любовь к религии или требуя отличных оценок, родители причиняют им боль, как физическую, так и психическую.
Но при этом право забрать ребенка из семьи принадлежит лишь органам опеки и суду, и только в случае, если несовершеннолетний оказывается в ситуации, угрожающей его жизни и здоровью.
Двухмесячный ребенок находится в доме без еды и воды, без надлежащего ухода, а его мама и папа либо вовсе отсутствуют несколько дней, либо в запое и про малыша забыли. На постоянный детский плач реагируют соседи, принимаются соответствующие меры. Судами рассматривались дела, по которым органами опеки малолетние дети забирались в зимний период из куриных сараев и собачьих будок, в которых они жили, так как в доме круглые сутки веселились их родители и посторонние лица. Эти случаи называются абсурдными?
Или абсурдным поводом считается лишение родительских прав отца, который регулярно на глазах ребенка избивал его мать и в конце концов убил ее, а потом заставил маленькую дочку отмывать полы от крови? Каждое дело об изъятии ребенка вызывает ужас при выяснении вопросов о том, в каких условиях жил несовершеннолетний.
В прошлом году наш суд рассмотрел 56 дел по искам о лишении родительских прав. Понятно, что власти такие иски предъявляют лишь в крайних случаях, но и при этом удовлетворено судом только 47. За семь месяцев текущего года рассмотрено 45 дел, из них 37 исков удовлетворено. И подано только четыре заявления о восстановлении в родительских правах, а в текущем году вообще ни одного! То есть из 84 родителей почти за два года только четверо опомнились. Вот это называется: отобрали ребенка "по любому поводу из любых семей"?!
Подчеркиваю, ювенальная юстиция предполагает воспитание ребенка социумом только в тех случаях, когда родители от этого самоустранились.
- Оппоненты закона о детях приводят в пример результаты деятельности ювенальной юстиции в странах Запада, опыт работы пилотных проектов в нашей стране. Повсеместно демонстрируются крайне отрицательные результаты: возрастание преступности среди несовершеннолетних, распад семейных связей, распространение порочных привычек среди молодежи, активный протест родителей, увеличение количества дел по лишению родительских прав...
- К сожалению, о действительных результатах деятельности ювенальной юстиции в странах Запада мало кто знает. СМИ муссируют случаи изъятия детей, аудитория делает вывод, что во всем виновата ювенальная юстиция. А если эти родители - садисты, насильники? Причин для такого поведения властей очень много, наверное, там есть место и ошибкам. Для того чтобы их было меньше и была возможность выявить, оценить и применить необходимые ресурсы, которые есть в конкретной семье, где ребенку нужна помощь, должны быть созданы правовые и социальные условия.    
Вот какие данные мы находим на сайте уполномоченного по правам детей: в 2001 году в Москве лишены родительских прав 1300 человек, в 2008-м - уже 2100. И все это происходит в условиях, когда юридического закрепления  понятия ювенальной юстиции нет.  Случается, когда лишение родительских прав - это единственный способ оградить ребенка от насилия, болезней и домогательств взрослых. Самому неоднократно приходилось рассматривать уголовные дела, по которым отчимы и даже отцы насиловали своих детей. Понятно, что у такой семьи нет будущего.
И совсем другая ситуация, когда в семье есть психологический конфликт по причине педагогической несостоятельности родителей и ребенок начинает уходить из дома. Для социальных служб это сигнал, который они должны вовремя заметить и предпринять по нему определенные меры.
Но это требует юридического урегулирования. Выявляя неблагополучные моменты как можно раньше, нужно не штрафовать родителей, не лишать с ходу их прав, а начать сотрудничать с ними. Сегодня законодательство не отвечает сложившейся ситуации. Минимум семь ведомств в нашем государстве занимается вопросами семьи и детства, а у семи нянек, как говорится в известной пословице, дитя без глазу.
В стране насчитывается около четырех миллионов безнадзорных детей, которыми практически никто не занимается. Ежегодно порядка одного миллиона подростков доставляются в органы милиции за правонарушения. Какие у такой молодежи перспективы в жизни? Суд, колония, которая (все об этом знают) очень мало кого воспитывает.
В регионах, где применяются ювенальные технологии, существенно снижается рецидивная преступность среди несовершеннолетних. С 30 - 40 процентов до десяти, шести и менее. В нашем районе она снизилась с десяти до восьми процентов, хотя у нас (в отсутствие закона и помощи властей) есть возможность использовать только малую часть ювенальных технологий. 
Доказано, что десятки тысяч детей, прошедших через ювенальные технологии,  не совершили новых преступлений и стали полноценными гражданами страны.
- В очередной ювенальный проект - паспорт здоровья школьника - предлагается вносить подробную информацию о личности ребенка и членов его семьи за весь период обучения в школе, в том числе самостоятельную психоэмоциональную оценку ребенком себя и своей семьи. Насколько законно такое вмешательство?
- Паспорт здоровья школьника содержит информацию о здоровье ребенка, что поможет оказать ему своевременную медицинскую помощь в период нахождения в школьном учреждении. Этот документ будет заполняться только с согласия родителей или лиц, их заменяющих, на основе представленной ими же информации.
Такой подход вряд ли можно расценивать как вмешательство в дела семьи. Наоборот, кроме медицинской будет возможность своевременно предоставить психологическую, а может быть, и материальную помощь, предпринять попытки примирения семьи.
Единственное дополнение: эти сведения должны использоваться только специалистами, деятельность которых направлена на улучшение качества жизни, образования, работы, состояния здоровья несовершеннолетних и на их реабилитацию, если она понадобится.
- Существует мнение, что нормы ювенальной юстиции противоречат практике всех традиционных религий Российской Федерации и российским традициям семейного воспитания, основанным на любви между родителями и детьми, послушании и ответственности.
- Напротив, основой ювенальной юстиции как системы защиты прав детей является принцип сохранения семьи, исходя из того, что никто и ничто не может соперничать с ней по тем воспитательным возможностям, которые в ней заложены.
Однако не редки факты, когда родители не могут между собой договориться по вопросам воспитания или места жительства детей. В такой ситуации они сами обращаются в органы опеки и в суд. Конфликт в семье на момент такого обращения уже возник без какого-либо воздействия ювенальной юстиции.
Наши оппоненты предполагают отправить людей решать свои проблемы самим, пустить все на самотек. Первым в такой ситуации пострадает ребенок, ведь он будет чувствовать себя причиной конфликта. Здесь требуется вмешательство грамотного посредника, который последовательно и мягко восстановит интересы всех членов семьи. Ювенальная юстиция дает право выбора. Разве хоть одна религия лишает человека этого?
- Еще одно утверждение: ювенальная юстиция представляет собой узаконенную систему доносительства, в том числе анонимного.
- Право ребенка на обращение в суд было введено еще в 1995 году Семейным кодексом РФ. Да, в Европе факты обращения соседей и иных лиц в компетентные органы по поводу неблаговидного поведения родителей по отношению к своим детям имеются и всемерно поощряются государством.
В России ежегодно от насилия в семье погибает 30 тысяч детей. Около 60 тысяч убегают из дома, спасаясь от побоев или в поисках пропитания. По данным, опубликованным в печати, в 2007 году было совершена 161 тысяча преступлений против детей. Это официальная статистика, которая всегда в 3 - 4 раза меньше, чем реальное положение дел. Разрастается такая форма преступлений, как сексуальное насилие, особенно это распространено в семьях, где присутствуют отчимы, опустившиеся отцы. Матери в большинстве таких случаев молчат, дети запуганы, забиты и тоже молчат.
Что подразумевается здесь под доносительством? Сообщение, поступившее от неравнодушного человека, о том, что за соседней дверью в течение нескольких дней плачет голодный ребенок или беспризорный мальчик роется в мусорных баках в поисках еды?
- По мнению специалистов, ювенальная юстиция гарантирует безнаказанность несовершеннолетних преступников и всего подрастающего поколения, что незамедлительно повлечет дальнейшее развитие агрессивности в молодежной среде и приведет к увеличению подростковой преступности.
- Мы с детства знаем, что любое правонарушение должно быть наказуемо. Но ведь наказание наказанию рознь. Только Уголовный кодекс РФ предусматривает тринадцать видов основных наказаний. Когда несовершеннолетний впервые совершает преступление, не относящееся к категории тяжких или особо тяжких, к реальному лишению свободы он, как правило, судом не приговаривается. Судья погрозил ему пальцем - ребенок воспринимает это как безнаказанность и не понимает, что с ним будет в случае совершения нового преступления, поэтому ничего в своей жизни не меняет в лучшую сторону. Подросток остается в той же среде, с теми же навыками, которые его уже привели к совершению первого преступления. Налицо все предпосылки для совершения повторного, чаще более тяжкого преступления.
Наказание должно иметь реабилитационное содержание. Вот подросток занимается бытовым терроризмом: звонит и сообщает о поджоге. В России за это предусмотрено наказание до трех лет лишения свободы. А как, думаете, наказал его французский судья? Он присудил ему в течение двух недель чистить сапоги пожарных той части, которая выезжала на его звонки. У меня это вызывает восхищение. С одной стороны, парень там поработал и в какой-то степени возместил тот ущерб, который он нанес. Но самое главное - он каждый день видел, какой тяжелый труд у пожарных и к каким последствиям могут привести ложные вызовы.
К сожалению, наше законодательство не позволяет пока судам применять аналогичные наказания, но у нас есть возможность освобождать от наказания несовершеннолетних с применением к ним мер воспитательного воздействия и прекращать производство по некоторым делам за примирением сторон. Из 45 несовершеннолетних, к которым суд Промышленного района в течение текущего года применил такие меры, повторное преступление совершили только четыре процента, из тех, кто был осужден реально, - 15 процентов.
Чтобы реабилитационные меры были эффективными, нужны соответствующие специалисты - судьи, социальные работники. Они должны понимать, что чаще всего преступление ребенка - это его протестное отношение к тому, что его не замечают, не уважают, не хотят понимать или унижают. Обычный судья из-за перегруженности далеко не всегда понимает природу поведения детей, того, что происходит с несовершеннолетним подсудимым. Насколько правильным и полезным будет его решение, приходится только гадать.
- Ювенальная юстиция не решает проблемы насилия над детьми, так как, по утверждению некоторых детских психологов, те дети, которые действительно подвергаются жестокому обращению, никогда не обращаются в суд, а делают это обычно дети эгоистичные и демонстративные.
- Дети у нас вообще крайне редко обращаются в суды. И я уже тоже говорил о том, что те из них, которые действительно подвергаются насилию, практически по своей инициативе в судах не появляются. В наш суд в течение последних лет не обращались ни те, ни другие.
Дети не идут, родители и опекуны продолжают издеваться, соседи и родственники молчат, власти о произволе ничего не знают или что-то знают, но должных мер не принимают и никак не разберутся, кто, на какой стадии и каким образом должен действовать. На сегодня нет четких юридически закрепленных критериев оценки благополучия (неблагополучия) семьи. Нет сферы ответственности, закрепленной за теми же органами опеки. Их ошибки и просчеты в работе не могут быть контролируемыми и проверяемыми.
Выход - создание ювенальной юстиции, которая разложит все по полочкам, укажет, кто, когда и что должен предпринимать, с тем чтобы избавить ребенка от беды. При этом не нужно слепо копировать все, что наработано Западом, необходимо отбирать лучшее и привносить свое.
Беседовала Алина ГИЛЯЗИТДИНОВА.

Вернуться к полному списку

Оставить комментарий











АНОНСЫ №: 239
Ну вот и посчитали цыплят...

Хотя и с запозданием, но завершена уборка...

Преступление ребенка - его протест

На протяжении последних лет в нашей стране...

Переведите нас на пятидневку

В начале года родители второклассников школы...

Пушкинcкий карт-бланш мы пока не использовали

Начало октября ознаменовано в истории нашего...

Визит на Белгородчину: локомотив экономики - областная власть

Как сделать, чтобы оренбургские крестьяне...

Полкило грубости плюс сто граммов хамства

При подготовке одного материала я обратилась...

Наш адрес: 460000, г. Оренбург, ГСП, пер. Свободина,4


Телефоны:

Приемная: 77-31-80

Отдел писем: 77-39-72

Отдел Рекламы: 55-14-23

Отдел Рекламы (факс): 77-73-28

Отдел объявлений: 77-42-08


E-mail: s_ural@esoo.ru