АРХИВ НОМЕРОВ
     
пнвтсрчтптсбвс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    


Последние комментарии

Все уезжают с города )) я уже три года там не живу и родственники продают квартиры и едут в Москву! Работать...
ой артём приветик мне нравиться как вы поёте ваще клас!!!...
Ответ для kati and им подобных. Ваш г.Сусликов сам обос..ся со всех сторон, а теперь ищет виноватых,...
Да уж Борису есть чего бояться, Абдулла скоро возьмёт их за жопу....
Статья явно изготовлена по заказу Бахчана Нуреймановича, боится он Абдулгазизова! Это хорошо, хоть его...

Нестандартный ветеран

28.07.2011

Почему плакал последний фронтовик бывшей казачьей станицы
Нет, при мне он не плакал. А чаще улыбался, довольный вниманием человека из областного города, приехавшего по его нужде в некогда большое казачье село Рассыпная, отгороженное от большака бывшей серьезной рекой, а теперь пересыхающим Уралом...

Федор Сергеевич предупредил, что уже плохо слышит. Но почти не переспрашивал меня. Жаловался на нездоровье, показал груду таблеток, занявшую половину обеденного стола. Но признался, что еще может пропустить рюмку-другую. И довольно шустро водил меня по своему обширному двору...
Я вовсе не ловлю бывшего солдата на противоречиях. А радуюсь за него: есть, есть еще порох в пороховницах. Хотя дают знать о себе 85 лет, старые раны и возрастные болезни да сжимает сердце тоска одиночества - поживет еще ветеран, порадуется белому свету. Вот только бы разрешить проблему, навеянную добрыми намерениями молодого прекраснодушного президента.
А плакал он не передо мной. В мае Федор Сергеевич Грачев попал в областной госпиталь ветеранов войны. Там, среди товарищей по оружию и непростой судьбе, и дал волю слезам. Об этом нам в редакцию, обращаясь ко мне лично, написал ветеран боевых действий из Бугуруслана Александр Кузьмич Тетюшев: "В мае я находился на лечении в Оренбургском областном госпитале для ветеранов войн. К нам в палату поступил инвалид ВОВ второй группы 86-летний Федор Сергеевич Грачев, и я впервые в своей жизни увидел, как плачут старики, солдаты. Причина оказалась та же: людское равнодушие, бессердечие властей и волокита в решении вопроса по предоставлению благоустроенной квартиры... Все мы, кто знал и мог помочь, но не помог, впадем в большой грех. Ведь не от равнодушия ли окружающих некоторые инвалиды ВОВ наложили на себя руки, а иные выслали свои боевые награды президенту?"
Перед визитом к бывшему фронтовику я запросил документы в областном министерстве социального развития, поговорил с руководителями Илекского района и смекнул, что дело не совсем в равнодушии. Как ни странно, обида ветерана проистекает из похвального стремления сделать все "по писаному". А вот если этого писаного нет - жди метаний и волокиты. Впрочем, нельзя не понять работников власти. Ныне ведь так своеобразно спрашивают за неувязки в использовании бюджетной копейки - за соблюдение буквы, спущенной сверху.
Тем не менее я прямо спросил самого Федора Сергеевича: так в чем его обида, почему он плакал в кругу товарищей? Ветеран посмотрел на меня ясными синими глазами и заговорил:
- Так вот... врачи без внимания. Два месяца с лишком как вернулся из госпиталя, никто из районной больницы даже не поинтересовался, как действуют назначения. Там мне понадавали таблеток - видите, чуть не полстола занимают, а что с ними делать, я уже и запамятовал...
Выясняется, что в селе нет больницы и сюда раз в две недели приезжают врачи из ЦРБ, но к ветерану они почему-то так и не догадались заглянуть.
Нельзя сказать, что Грачеву и в самом деле нет никакого внимания. Он, например, с благодарностью вспоминал февральский визит председателя местного сельсовета Александра Александровича Секретева, поздравившего фронтовика с 85-летием. На воротах прибиты две облупившиеся звезды и табличка, что здесь, мол, живет участник Великой Отечественной. Вроде бы это тоже знаки внимания.
Да и государство его не бросило. Федор Сергеевич получает пенсию в 24 тысячи рублей, денежное возмещение коммунальных расходов в размере 3617. Кроме того, 1380 рублей - на социальное обслуживание. Их выплачивают соседке, которая, как водится, обихаживает его дом, покупает продукты, иногда готовит обеды.
Но сам ветеран не совсем удовлетворен. Он считает, что по сравнению с доперестроечным временем стало меньше внимания. А еще снедает тоска от постоянного, изматывающего одиночества. Наверное, это окрасило в темные тона и проблему модернизации жилья, из-за чего он сейчас прежде всего и пребывает в унынии...
Что за комиссия, создатель!
Дом, где живет фронтовик, поставлен в 1951 году. Прошлым летом в нем побывала довольно представительная межведомственная комиссия - аж из девяти человек - и приговорила: жилье Грачева пригодно для проживания.

Федор Сергеевич незлобиво жалуется: поверхностно посмотрели, потоптались в комнатах, даже фундамент не обследовали, на чердак не заглянули, а у меня ведь почему-то крыша просела.
Говорит он это при Секретеве, председателе той комиссии. Сан Саныч, как зовут его в селе, не возражает на жалобы ветерана. Я предлагаю ему все-таки осмотреть чердак. Почему в самом деле стал провисать один из скатов, что видно даже с улицы?
Секретев находит шаткую лестницу, и мы лезем с ним на крышу пристроя, с которого можно заглянуть на подоловку. Раскрыв дверцу, Сан Саныч, видимо ожидавший увидеть что-то худшее, говорит с облегчением:
- Да тут все в порядке, полчердака по-людски глиной вымазано...
Заглянул на подоловку после него и я. Действительно, потолочное перекрытие по-хозяйски отштукатурено глиной, наверное, еще несколько лет назад. Видимых разрушений я не увидел. Но сразу заметил, что у крыши слишком тонкие стропилы, причем расставлены на большом расстоянии друг от друга. Одна стропилина и вовсе почему-то отсутствует. Возможно, сгнила и выкрошилась. Так что шаг между соседними "ребрами" достиг, на глазок, двух с половиной метров. Вот и стала провисать металлическая кровля.
Но в заключении комиссии я этого не нашел. Оно выдержано в позитивных тонах: "признаков гниения нет", "провиса или иных признаков разрушения не обнаружено", "перекосов не выявлено".
Впрочем, я согласен: в двух небольших комнатах - передней и задней - жить еще можно. Неплохо сработал их в свое время сам ветеран, строивший дом своими ранеными руками. В их интерьере действительно нет видимых признаков разрушения, хотя тот же потолок делался из простого чернолесья.
Но как члены комиссии, в которой были и главный районный спец по строительству, и ведущий сотрудник райархитектуры, не заметили, выходя, например, из задней комнаты, что пристроенная к дому как его полноценная часть кухня накренилась, словно тонущий корабль? Похоже, кухня, где сосредоточено все оборудование, в том числе и газовое, может вообще оторваться от дома.
Почему специалисты не вняли призывам ветерана, как он говорит, исследовать фундамент? А между тем со стороны кухни он буквально расколот. А у фасадной его части сравнительно поздний бетонный прилив почему-то отошел примерно на десять сантиметров от старого бутового основания. Эту опасную щель Грачеву пришлось заполнять глиной. Краска, которой когда-то покрывали стены снаружи, покоробилась и висит чешуйками. И я бы не сказал, что тлен не затронул конструкции.
Но не хочу перечеркивать выводы комиссии. Хотя вопрос тут есть: почему в столь спорном случае она не прибегла к инструментальному обследованию, даже не оговорила его необходимость, а ограничилась визуальными наблюдениями? Может, ее специалисты обладают гениальной интуицией, видят сквозь пол?
В объятиях одиночества
Тем не менее она все же сделала один важный вывод - в пользу фронтовика и во исполнение решения президента об обеспечении участников Великой Отечественной благоустроенным жильем: необходимо провести горячее водоснабжение и канализационную уборную.
По одним данным (справка начальника райуправления соцзащиты И. В. Шаровой), душевая кабина и водослив должны быть оборудованы в задней жилой комнате, по другим (ответ министра соцразвития Т. С. Самохиной дочери ветерана) - в специальном пристрое. Но главное - сделано это должно быть за весенне-летний сезон, как обещала Татьяна Сергеевна. В одном из документов я нашел обязательство выделить необходимые материалы, прислать бригаду строителей.
Весенне-летний сезон, как видим, на исходе. А ни пристроя, ни хотя бы ванной в задней комнате пока нет и в проекте. Хотя в министерстве, наверное, думают, что все идет как обещано. Ведь оно, желая помочь бывшему фронтовику, перечислило на его счет 50 тысяч рублей. И эти деньги, как подтвердил Федор Сергеевич, получены.
Только вот неувязка: с какого потолка взялась эта сумма? Ее явно не хватит, особенно если возводить пристрой, как обещала Т. С. Самохина. Ведь тогда волей-неволей придется сносить просевшую кухню и класть новые стены, а это серьезные дополнительные расходы.
По оценке А. А. Секретева, который специально консультировался со знающим строителем, нужно не меньше 200 тысяч рублей.
- Я предложил Федору Сергеевичу самому вложиться в пристрой, - сказал глава села. - Но он отказался: сделайте, мол, как велел президент.
Наверное, Александр Александрович хотел хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки. Но прав здесь все-таки Грачев. Президент гарантировал ветеранам благоустроенное жилье за счет средств государства, на что выделены немалые средства. Это запоздалая и, как мне кажется, неполная еще компенсация жертв и страданий, которые понесли участники самой жестокой и судьбоносной войны.
В 1942 году его, семнадцатилетнего парнишку, никто не спрашивал, готов ли он защищать Родину или лучше будет вить гнездышко для себя и будущих детей-внуков. Федор Сергеевич безропотно откликнулся на призыв военкомата. К нему отнеслись щадяще, направив в Башкирию, где он окончил школу младших командиров, так что на фронт он попал уже совершеннолетним. Воевал на Украине, участвовал "в самые холода" в тяжелейшей операции по форсированию Днепра. Был ранен разрывными пулями. Одна из них снесла указательный палец левой руки, а три других сделала негнущимися крюками - видимо, перебила сухожилия. Повреждена и правая рука. Пуля вспорола и живот, слава богу, не задев кишечник.
То есть Грачев - стопроцентный окопник, инвалид второй группы. За свой вклад в Победу он награжден орденом Отечественной войны, несколькими медалями.
Так почему для него до сих пор не сделан тот минимум, что на всю страну обещан президентом? В Илекской администрации мне сказали, будто сам Федор Сергеевич не заинтересован в пристрое, ему, мол, подавай квартиру в городе. Вроде его дети так настроили. Потому, дескать, и произошла заминка.
Не знаю, от самого фронтовика я этого не слышал. Но если даже так, может, стоит прислушаться к его пожеланию и поискать приемлемое решение? Ведь он оказывается в патовой ситуации. Ветеран, как и его дом, на глазах дряхлеет (как, впрочем, и все село, быстро теряющее население). Ему бы действительно поближе к родным. Сын Василий, как пишут даже в официальных справках, приглашал отца к себе. Но куда?
Василий вместе с семьей вынужден был уехать из Ташкента. Купил в Подмаячном дом-халупу. В нем живут сейчас семь человек. Сын знает, что отец тоскует в объятиях одиночества, особенно после смерти матери. Обещал отселить кого-то из взрослых детей в наемное жилье и взять Федора Сергеевича к себе, чтобы тот был на глазах. Но ветеран не согласился на такую жертву.
Наверное, сын, а еще дочь Наталья, которая, как и брат, живет в Оренбурге и тоже не может похвалиться просторными апартаментами, говорили о возможности получить квартиру для отца в городе. Имея в виду и перспективу ее наследования. Так что ж тут предосудительного? Тем более что Федор Сергеевич, как сказал Секретев, согласен безвозмездно отдать своей дом за квартиру. Да и президент на его стороне. Он прямо говорил, что благоустроенное жилье - это дар ветеранам, на который они имеют право вне зависимости от возможностей своих родных. Это во-первых. Во-вторых, у государства свой долг перед детьми войны, детьми погибших солдат, перед детьми вот таких фронтовиков-инвалидов. Наверное, калеке трудно было соревноваться в заботах о детях со здоровыми главами семейств. Что-то они недобрали из-за увечья родителя. Пусть хоть теперь почувствуют: отец не зря проливал свою кровь...
Словом, чиновники Илека и министерства социального развития столкнулись с нестандартной ситуацией. Она сложилась и от того, что в благонамеренном указе президента плохо прописаны возможные варианты нуждаемости ветеранов. Тем не менее воля его совершенно ясна: участники Великой Отечественной должны жить в благоустроенном жилье. Указание по каждому индивидуальному случаю президент дать не в силах. Но для нестандартных положений есть полномочия на местах. И необходимые средства, выделенные из федерального бюджета. Если кто-то боится личной ответственности за казенную копейку, надо принимать коллегиальное решение, согласованное на всех уровнях. Но не сидеть сложа руки, подбирая отговорки...
Бугурусланец Тетюшев, заступившийся за "нестандартного" ветерана, прислал в редакцию и текст открытого письма губернатору. Аж на двенадцати страницах! "По-прежнему верю, - пишет Александр Кузьмич, - что он (Ю. А. Берг. - Авт.), как и прежде, когда работал в Орске, просто по-человечески расставит все на свои места. Таким я его знал и таким помню..."
Да, Юрий Александрович лично контролирует программу помощи ветеранам. Но он один везде не успеет. Наверное, будет правильным обратиться непосредственно к его заместителю по социальной политике Павлу Васильевичу Самсонову, тоже, по моим наблюдениям, нечерствому человеку. И сделать это, скорее всего, надо главе района Владимиру Владимировичу Карпенко. И да простится тогда грех невнимания к последнему фронтовику Рассыпной, заслонившему собой Родину.
В. НИКИТИН.
Илекский район.

Âåðíóòüñÿ ê ïîëíîìó ñïèñêó
Александр Тетюшев
04.08.2011

Поле заполнил до этого, но не знаю, дошел ли текст



Оставить комментарий











АНОНСЫ №: 239
Меньше парадности, больше конкретной работы над нуждами людей

После дежурного отчета на очередном аппаратном...

Родное село - частичка души

Вековой юбилей отметили сначала в Германии,...

СРЕДА ВЫЖИМАНИЯ

Те, кто должен охранять природу, беззастенчиво...

В ракетном полку прибыло!

Такого многолюдья на территории ракетной...

Наш адрес: 460000, г. Оренбург, ГСП, пер. Свободина,4


Телефоны:

Приемная: 77-31-80

Отдел писем: 77-39-72

Отдел Рекламы: 55-14-23

Отдел Рекламы (факс): 77-73-28

Отдел объявлений: 77-42-08


E-mail: s_ural@esoo.ru